Триумфального возвращения домой не получилось. Один сезон в Каталонии, а дальше закат карьеры. Ближний Восток, Болгария, Япония, США — популярные направления для тех, кто уже сказал свое слово в футболе. «Как могу называть себя гением? Вообще, ненавижу, когда кто-то начинает разглагольствовать: «Я забил... Я отдал... Я сделал. ..» Дурак! Ты можешь быть прекрасным вратарем или суперфорвардом, но все равно в одиночку ничего не добьешься. Без команды ты никто». Без «Барселоны» Христо ничего не мог достичь в одиночку.

После завершения карьеры Стоичков занялся детско-юношеским футболом, открыв несколько школ как в Каталонии (одна из юношеских команд называется оригинально — ФК «Христо Стоичков»), так и в Болгарии. Христо умеет быть мягким, но не всегда это получается. Как-то один из поклонников «Левеки» пытался взять автограф у Стоичкова в аэропорту, но тот, узнав, что парень болеет за «Левеки» набросился на него со словами: «Пошел прочь отсюда, тупой бык! Таким, как ты, я автографы не даю».

Отдельной истории заслуживают отношения Ицо с журналистами. Он их любит и в то же время ненавидит, но частенько радует веселыми высказываниями. Вот лишь некоторые из них:

. «На одной странице вы пишете, что я гений, а на другой пишете, что я плохой. Если вы помните, в 1993 году я присел на корточки завязать шнурки на поле, когда звучал гимн Франции. Так что мне все равно, что вы обо мне пишете».

«Когда я сижу за рулем своего «Мерседеса», то подозреваю, что на колесах где-то притаились вы, журналисты. Я вас немного боюсь».

«Спортивная пресса — одно из главных видов оружия в современном футболе. Она провоцирует, обижает, и если у тебя нет нервов — ты труп еще до начала матча. Футбол превратился в бескровные бои гладиаторов. Люди не умирают, но аудитория жаждет зрелища».

«Мне пришлось заменить Лазарова не из-за травмы. Я был недоволен четвертым арбитром, который стоял у меня над душой, поэтому мне пришлось подкинуть ему работенку».

«Дальнейшие планы? Да у меня их нет. В моих планах детско-юношеские школы, охота в Африке, игра в гольф и карты, а также то, чтобы Стоичков был жив-здоров».

«Я больше не говорю своему отражению в зеркале по утрам «Ты велик!» Недавно я начал говорить ему: «Стареешь, батя Ицо»...»

Он простой и открытый, жесткий и прямолинейный. Одни считают его гением, другие — зазнавшимся плутом. Но такова натура Христо. Для себя он первый после Бога. Кем он является для других — ему наплевать.