пит своей левой по мячу на тренировках, Милутинович предложил Чиле повторить подобное в товарищеской игре против «Бока Хуни-орс». Набравшись опыта и уверенности в собственных силах, Хосе Луис начал исполнять штрафные и пенальти и в официальных встречах. Первый официальный гол Чилаверт забил в 1989 году за сборную Парагвая, огорчив точным ударом с 11-ти метров другого эпатажного южноамериканского голкипера — колумбийца Рене Игиту.

В это время Хосе Луис уже выступал в Европе за испанскую «Сарагосу». Выступал не слишком успешно, потому через пару лет вернулся в Южную Америку, в аргентинский «Велес Сарсфилд», где его ждал настоящий триумф. После прихода в клуб тренера Карлоса Бьянки «Велес» начал собирать трофеи один за другим, и парагвайский голкипер был одним из главных творцов этих побед. «Бульдог», как прозвали его одноклубники, не только вытаскивал сложнейшие мячи, он начал регулярно забивать, со временем став штатным пенальтистом команды, в этом клубе он в полной мере проявил свои лидерские качества. О положительном влиянии Чилаверта на одноклубников ярко свидетельствуют слова Пабло Кавальеро, бывшего вратаря сборной Аргентины, который в середине 1990-х начинал карьеру в «Велес Сарсфилде». «90% того, что я умею в футболе, я перенял у Чилаверта»,— признался Кавальеро.

Сначала Хосе Луис в 1993 году выиграл с «Велесом» чемпионат Аргентины, а годом позже стал триумфатором Кубка Либерта-дорес, после чего в матче за Межконтинентальный кубок аргентинская команда с Чилавертом в воротах одолела со счетом 2:0 «Милан» Фабио Капелло.

Хосе Луис вышел на ту игру в свитере фирмы «Рита», за что получил от компании 14 тысяч долларов, 80 пар вратарских перчаток и три чемодана, полных одежды. Чилаверту стоило огромных усилий протащить все это через таможенный контроль, но он таки умудрился привезти все подарки в Буэнос-Айрес. Перчатки он раздал вратарям низших футбольных лиг, а одежду отдал на нужды городских больниц. В этом весь Чилаверт, который, получив славу и богатство, не разучился понимать проблемы других людей.

В 1999 году Чила отказался принимать участие в Кубке Америки, который проводился в Парагвае, мотивируя это тем, что его страна, одна из беднейших в Южной Америке, не готова проводить такие турниры, а деньги, полученные на реконструкцию стадионов, следовало потратить на строительство школ и больниц. Когда во время чемпионата мира 1998 года у Чилаверта спросили о дав