Генерал. Учитель. Отец

Отмечая индивидуальные качества африканских футболистов, покоряющих европейский континент, нам приходится с сожалением делать небольшую, но существенную оговорку о неудачах этих спортсменов в своих национальных сборных. Причиной всему — отсутствие системы. Этим великолепно пользуются приезжие из Европы «специалисты», которые в глазах местных болельщиков и «экспертов» легко становятся фаворитами в гонке рабочие места.

Понятно, что историческое прошлое приучило многих к тому, что уму-разуму способен научить только высокоразвитый и опытный европеец. Можно оступиться и упасть один раз, можно дважды и трижды, но методично повторять одну и ту же ошибку, искренне и наивно полагая, что иностранный специалист способен реорганизовать футбол в стране, возглавив национальную команду за три месяца до старта чемпионата, — вот это серьезная проблема. До реорганизации всего хозяйства на самом деле вряд ли в обозримом будущем дойдет. Но что касается локальных и не очень успехов, то здесь большинству африканцев необходимо брать пример с Египта, где за шесть лет работы Хассана Шехаты свернуты горы, и местные активисты уже должны были возвести золотой памятник «Генералу», как называют наставника национальной команды сами египтяне.

Другое его прозвище — Учитель. Наверное, в Нигерии поняли это прозвище слишком буквально либо не поняли вообще, предложив Шехате возглавить их национальную сборную на время проведения чемпионата мира в Южной Африке. Частые метания из стороны в сторону не устраивают 60-летнего «Генерала», строящего свою команду вокруг качественных исполнителей не только на принципах игровой дисциплины и психологии победителя, но и на исключительном отношении к моральным вопросам. Сказано это не для того, чтобы подчеркнуть якобы аморальность нигерийцев, а чтобы правильно расставить акценты и пояснить, чем отличается подход и сам принцип работы Шехаты и большинства других тренеров, рвущихся к обещанным денежным вершинам и не желающих освоить местную культуру. Учитель, разумеется, отказал, и не только из любви к своей нации, а из желания указать верный путь другим. Правда, когда те к нему придут, это большой вопрос.