Футбол был его страстью с детства, увлечением, подаренным отцом — профессиональным футболистом. Рабах подавал надежды как центральный защитник, успел поиграть во Франции, но из-за травм, полученных в автомобильной аварии, был вынужден завязать с игрой на профессиональном уровне уже в 27 лет. Он имел возможность отказаться от футбола и раньше, когда получил степень бакалавра по специальности «архитектор», но отказался уехать в Соединенные Штаты на летнюю практику. Сказал, что хочет заниматься футболом.

Доподлинно неизвестно, насколько велико было влияние полученной специальности на Саадана-спортсмена, но архитекторские черты в его тренерской работе заметны. Это выдержка и индивидуальный подход, решительность в принятии важных решений. В арабских странах успешными тренерами становятся те, кому удается объединить в себе способности организовать игру на футбольном поле и отцовские качества, играющие важную роль в построение отношений с футболистами. Саадан, получивший работу в юниорской сборной, вывел ее на чемпионат мира, быстро получил признание, и на ЧМ-82 он уже был членом тренерского штаба национальной команды.

Шанс стать героем у Камеля (именно так называют тренера все его знакомые, многие даже были удивлены, узнав из газет, что их товарища зовут Рабах) появился спустя четыре года на мексиканском мундиале, куда он повез сборную в качестве главного тренера. Алжирцы, переживавшие расцвет национального футбола, видели сборную едва ли не среди фаворитов турнира, а в итоге потерпели три поражения на групповой стадии. Все пошло не по плану молодого тренера: футбольные чиновники давали ему убедительные советы, кто именно должен играть в основе, а половина футболистов, вырвавшись в свободный мир, ночами гуляла в клубах и барах, являясь на утреннюю тренировку, едва придя в сознание.

«Второсортный тренер»,— в один голос кричали журналисты. При этом следует заметить, что на фоне африканской прессы и местных критиков даже недовольства англичан покажутся добродушным сочувствием. Однако это были еще цветочки по сравнению с теми бытовыми проблемами, с которыми столкнулась семья Саадана во время и после чемпионата мира. Дом, где находилась его жена, пытались поджечь, самому тренеру постоянно приходили угрозы о физической расправе, а сыну в школе классный руководитель заявил: «Это из-за твоего отца мы опозорились!» До сих пор главным итогом своего первого большого турнира Саадан считает то, что все члены его семьи остались живы.