виняли в расизме, но спустя годы многие игроки той сборной подтвердили слова тренера.

Они уже испытали совсем другое отношение к себе. О «миллионах денег» и «миллионах женщин», обещанных Мобуту, не могло быть и речи. Перед последним матчем турнира против Бразилии в гостиницу к заирской сборной явились представители Мобуту, давшие понять, что если команда проиграет со счетом 0:4, никто из них не вернется на родину. К своему счастью, африканцы уступили со счетом 0:3, а наиболее памятным эпизодом той игры, как и всего выступления «Леопардов» на турнире, стал удивительный маневр защитника Мвепу Илунги — во время подготовки штрафного бразильцами он выбежал из стенки и вынес мяч на чужую половину поля. Болельщики смеялись, увидев в этом признак дикости африканского футбола, а сам Илунга всего лишь хотел выказать протест. «Я рассчитывал получить красную карточку и прекратить убиваться на поле ради тех, кто расселся на верхних ярусах, но арбитр почему-то меня пожалел...» Пережить такое предательство своего «отца», как называли президента игроки, им было не под силу.

Мобуту, в отличие от арбитра, жалеть игроков не стал. Домой команда вернулась, но только с пустыми карманами — оплаченный заранее авиарейс доставил спортсменов в столицу, где уже не было ни огромных табличек, ни цветов, ни президента. Добрые таксисты согласились бесплатно развести игроков по домам, в которые многие из них так и не вернулись. Мобуту забрал назад все, что дарил, включая автомобили и прочие радости жизни. Игроки сборной на долгие годы стали персонами нон грата, разбрелись по скромным клубам и зарабатывали на кусок хлеба. Теперь уже не имело никакого значения, как их называть, «львами», «леопардами» или простыми нищими, работающими на благо своего «отца».