История нашего клуба — это история нашей нации»,— с гордостью заявляет единственная женщина, работающая в структуре «Аль-Ахли», Анан Аль-Зайни.

Футбольный клуб «Замалек», который был организован на четыре года позже своего заклятого соперника, выбрал для формы и символики благородный белый цвет. «Замалек» изначально позиционировался как аристократический клуб. Его поддерживали британцы, а также лояльные к колонизаторам египетские буржуа. Конфликт между «красными» и «белыми» был запрограммирован задолго до их первой очной встречи — бедные против богатых, египтяне против колонизаторов и их приспешников.

Со временем напряжение в отношениях между двумя клубами лишь нарастало, и египетское классико превратилось в жестокое и разрушительное действо. В 1970-х годах после очередного такого матча, завершившегося гибелью десятков болельщиков, правительство решило остановить чемпионат Египта. В целях безопасности было решено проводить каирское дерби на нейтральных стадионах. Ныне матч в основном проводится на 75-тысячном Международном стадионе Каира, однако в центральный сектор билеты не продают. Туда могут попасть только полицейские, которые разделяют болельщиков двух команд.

Можно представить, какое давление оказывают трибуны на судейскую бригаду во время классико. Египетские арбитры уже давно не обслуживают матчи этих непримиримых соперников. Для проведения дерби приглашаются европейские рефери, которые отсудят, получат деньги и вернутся домой, тогда как их египетским коллегам после любого решения, показавшегося с трибун спорным, пришлось бы всерьез опасаться за себя, свою семью и свое имущество. Но и европейские рефери, несмотря на приличный гонорар, не горят желанием работать на матче египетских грандов. В начале двухтысячных был случай, когда шесть европейских футбольных федераций поочередно отказались отпускать своих арбитров в Каир. Согласился лишь шотландец Кенни Кларк, закаленный в матчах Old Firm Derby.

«Правительство использовало футбол, чтобы отвлечь народ от политики. Египтяне компенсировали свою отстраненность от политических процессов фанатичной под держкой одной из двух больших команд»,— объясняет Хассан Альмсткави, один из ведущих египетских спортивных журналистов. За «Аль-Ахли» болеет больше половины населения Египта, около трети — за «Замалек». Потому Альмсткави называет эти клубы «двумя крупнейшими политическими партиями в стране».

С журналистом полностью согласен лидер ультрас «Аль-Ахли» Асад. «Две наибольшие партии в Египте — это «Аль-Ахли» и «Зама-