«Тот Кубок Азии был полон исторических моментов,— отмечает главный бомбардир, вожак и капитан «Львов Месопотамии» Юнис Махмуд.— Когда мы отправлялись на турнир, никто не ждал от нас многого, пессимисты пророчили нам вылет в первом раунде или в четвертьфинале. Но наш командный дух был на высоте и между собой мы говорили о возможности добиться чего-то значительного в Азии. Как капитан и форвард, я находился под двойным давлением, но мы проходили в турнире все дальше и не обращали внимания на слова других».

В 2007 году сборная Ирака была номинирована на множество престижных и не очень наград. Не остались без внимания и отдельные исполнители той команды. Юнис Махмуд оказался среди претендентов на «Золотой мяч» от France Football и занял в опросе 29-е место. Плеймейкер сборной Ирака Нашат Акрам, который на данный момент в свои 27 лет провел больше сотни матчей за национальную команду, в триумфальный для Ирака год получил от ФИФА награду лучшего полузащитника. В январе 2008 года он подписал двухлетний контракт с «Манчестер Сити», но так и не получил разрешения на работу в Британии. Позднее попробовал свои силы в «Твенте», но не задержался в Нидерландах и вернулся на Ближний Восток.

От рассвета до рассвета

Победа на Кубке Азии, безусловно, является наивысшим достижением в истории «Львов Месопотамии», ведь это их первый действительно значимый международный трофей. Однако золотой эпохой иракского футбола называют не начало третьего тысячелетия, а 1980-е годы. Тогда сборная Ирака трижды подряд принимала участие в Олимпийских играх (1980, 1984, 1988), а в 1986 году в первый и пока в последний раз в своей истории квалифицировалась на чемпионат мира. Добыть хотя бы очко в Мексике иракцам не удалось, но и мальчиками для битья они не были, проиграв все свои три матча — против Парагвая, Бельгии и хозяев турнира — с минимальным счетом.

Золотая эпоха закончилась после того, как в футбольные дела сунуло свой длинный нос авторитарное государство, и расцвет сменился настоящим террором. Саддам Хусейн дал поиграть национальным футболом своему сыну-самодуру Удею, и тот наигрался вволю. «Удей постоянно звонил игрокам перед игрой и угрожал им. Порой он звонил в перерыве матча,— рассказывал Аммо Баба, легендарный для иракского футбола игрок и тренер, который неоднократно возглавлял национальную команду.— Удей нес какой-то бред. Я говорил ему, чтобы он катился к черту. Я говорил, что он ничего не понимает в футболе. Как мне удалось выжить? Просто люди любили меня».