осознанием того, что их публика состоит далеко не только из веселых раскрашенных парней, которые просто хотят хорошенько отдохнуть. У «Санкт-Паули» есть одна серьезная проблема:    так называемые «ультрас» угрожают расколоть фанатскую

группировку. С начала 2000-х годов все чаще это приводило к вспышкам насилия на стадионах, но больше вокруг них. Пока безмозглые из гамбургской «группы черепа» дрались только с такими же слаборазвитыми других клубных цветов, на это еще можно было закрывать глаза. Но весной 2010 года ситуация усугубилась: «ультрас» обратились на собственный лагерь.

Самозванные главари фан-движения вычислили себя, солидаризировавшись перед домашней игрой с «Ганзой» из Ростока - бритоголовыми врагами паулианцев. Так как прошлогодняя встреча завершилась настоящим побоищем вокруг стадиона, в этот раз из соображений безопасности на матч допустили только маленькую группу ростокцев. Численный состав гостей по договоренности между бундеслигой и полицией был сокращен с 1700 до 500. Это спровоцировало «Паули-ультрас» (УСП) говорить о лобовой атаке на права всех фанатов и призывать всех протестовать. И не нужно было много фантазии, чтобы вообразить, как они сами на следующей выездной игре окажутся у запертых ворот стадиона.

О том, что это за чувство, довелось узнать 28 марта 2010 г. многочисленным совершенно мирным гамбургским болельщикам. «Ультрас» решили в знак протеста подняться со своих мест и оставить трибуны сразу после свистка арбитра. Акция быстро переросла во всеобщий бойкот. Они блокировали входы и выходы и помешали нормальным болельщикам занять свои места на южной трибуне. Фанатов, поддерживавших команду многие десятки лет, потеснила кучка парней в шарфах «ультрас».

Вдобавок им пришлось выслушивать обвинения в свой адрес, мол, они не настоящие фанаты «Паули».

Кто манипулирует большинством болельщиков, вскоре стало ясно: «футбольная мафия УСП». Руководство клуба и президент Корни Литтман после случившегося в это «черное воскресение» выглядели крайне растерянно. Производится «выяснение причин произошедшего», скупо сообщалось в прессе. Возможно, Литтман, как искушенный театрал, которому присуще «чувство момента» и т. д., понял в тот день, что эпоха карнавалов у «Санкт-Паули» подходит к концу. Семь лет он работал над развитием клуба; небезуспешно в экономическом и спортивном плане. В конце сезона 2009/2010, через два месяца после игры в Ростоке, Литтман отступил. Он не хотел больше вмешиваться в последствия успехов своей команды.

Страстный футбол

«Подкат - это лучше, чем секс».

(Бывший защитник сборной Англии Пол Инс.)

Белокурая бестия

У нее рост метр семьдесят, она стройная, у нее длинные светлые волосы и белоснежная улыбка. Вряд ли кто-нибудь испугается, встретив на улице Элизабет Ламберт. На улице, но не футбольном поле. Здесь все обстоит иначе. Потому что защитница университетской команды «Нью-Мексико Лобос» в американском женском футболе имеет репутацию «плохой девочки». Таким имиджем она обязана одному матчу в рамках американского межуниверситетского чемпионата в ноябре 2009 года. В полуфинале команда 20-летней футболистки встречалась с «Бригам Янг Кугарс» в штате Юта, и Ламберт играла так жестко, что пугались даже ее соратницы.

Наряду с классическими «ножницами» и подножками Ламберт пустила в ход еще несколько приемов. Она била соперниц кулаком по лицу и спине, одной девушке заехала коленом в грудь, другую с такой силой дернула за косичку, что та упала на газон. Уму