Фото недели
Табло на Месталье


все страницы

Мильштейн О.
Надежды и муки российского футбола
стр. 176


привлекает, ведь человек - это часть природы в определенной степени; третье - это масштаб, потому что если взять хоккей, или баскетбол, или волейбол, то там площадки гораздо меньше (в хоккее плюс ворота гораздо меньше) и меньше возможностей для выдумки, для творчества, для импровизации. А в футболе огромное поле, игроки - одиннадцать на одиннадцать - колоссальный простор для творчества. Чем меньше людей принимает участие в тех или иных состязаниях, тем меньше у них вариантов именно для действий, - тут же вариантов немыслимое количество. Отсюда рождается стиль, то есть то, о чем мы говорили когда-то (когда проводились чемпионаты Союза): мы говорили о спартаковском стиле («бесковском», условно говоря); если мы говорили о стиле киевском, то имели в виду стиль Валерия Васильевича Лобановского; также мы говорили о грузинском стиле, о стиле вильнюсского «Жальгириса», одесского «Черноморца» и других стилях. Все они получили возможность существовать именно благодаря масштабам футбола. Естественно, за счет этого масштаба нация может вносить что-то новое. Каждая нация может вложить что-то свое, неповторимое. Вот, наверное, эти три момента и есть ключевые в понимании этого вопроса.

Для меня футбол - это мерило человеческого характера, человеческой справедливости, мерило твердости духа. Я всегда стараюсь донести в своих публикациях, что ни в коем случае никогда нельзя замыкаться в технологии. К этому я пришел за годы работы в газете и даже раньше.

Мне тридцать лет, родился в Москве. Болельщиком стал, можно сказать, по наследству. Отец с матерью родились в Одессе, переехали в Москву еще до моего рождения. До того как начал заниматься журналистикой, я болел всегда за две команды: за московский «Спартак» и за одесский «Черноморец». Мой родной дядя, известный поэт-песенник Игорь Шаферан (к сожалению, уже покойный), был яростным поклонником и той, и другой команды, он написал один из гимнов «Спартака», очень известный: «Болеют за „Динамо", / Болеют за „Торпедо", / Амы всегда болеем за „Спартак"/, который группа „Бим-бом" пела где-то во второй половине восьмидесятых.

О журналистике стал мечтать еще, наверное, когда мне было лет двенадцать-тринадцать. В 1986 послал письмо одному из своих любимых журналистов газеты «Вечерняя Одесса» - был такой Андрей Ясень (псевдоним главного редактора Бориса Деревяненко). Я ему послал письмо как бы от болельщика «Черноморца» из Москвы, и он кусочек из него опубликовал - это был мой дебют. В 1989 году я поступил на факультет журналистики МГУ, который закончил в 1994-м. Где-то в середине первого курса понял: пора начинать делать что-то серьезное в этой жизни. Я проанализировал положение дел в тогдашней прессе (газет тогда было еще не очень много - это был 1990 год): решил выяснить, где меньше всего пишут о спорте. Обнаружил, что в еженедельнике «Собеседник». Позвонил Петру Воронкову, отвечавшему там за спорт. Он задал разумный и резонный вопрос: «Что Вы можете предложить?» Я был готов к такому вопросу и тут же выпалил: «Интервью с Львом Ивановичем Филатовым, великим футбольным журналистом, многолетним главным редактором еженедельника „Футбол - Хоккей" (он был одним из моих кумиров в журналистике). Воронков говорит: „Отлично! Это очень интересно. Когда принесете?" Я отвечаю: „Недели через три". Так и договорились.

Предстояло самое главное - убедить самого Филатова в необходимости такого интервью, тем более что он в книгах не раз писал, что интервью давать не очень любит: у него был какой-то отрицательный опыт в этом деле. Однако я позвонил Льву Ивановичу, и он пригласил меня к себе домой в Кунцево. Мы очень долго с ним разговаривали, я записал это интервью. После этого на протяжении года, наверное, раз в месяц я ходил к Филатову на несколько часов, и он мне как бы преподавал - такой вот был своеобразный домашний университет - и подарил книжку с подписью на память. Книжка эта -одна из самых больших святынь для меня. Так я пришел в «Собеседник», там писал где-то около года. Потом начал печататься в специализированных изданиях «Футбольная панорама», «Футбол-Экспресс», «Футбольный курьер», который преобразовался в «Футбол ревю» (в свое время это была достаточно острая газета). Потом нас с моим коллегой и другом Максимом Клитковским пригласили в

 
Новости
Артур Григорьянц: КДК не может рассмотреть стычку Дзюбы и Емельянова
Глава КДК РФС Артур Григорьянц сообщил, что комитет не может рассмотреть эпизод со стычкой нападающего «Зенита» Артема Дзюбы и полузащитника «Урала» Романа Емельянова, произошедшей в матче команд в 24-м туре чемпионата России.
Футболист Франтишек Райторал найден мертвым
Бывший чешский игрок в футбол и нынешний защитник турецкого клуба «Газиантеспора» Франтишек Райторал найден мертвым. Об этом в понедельник пишет ВВС.
Мейтин: давка в Ростове случилась из-за болельщиков с другого сектора
Перед началом встречи 24-го тура российской Премьер-Лиги «Ростов» — «Спартак» (3:0) при входе на стадион «Олимп-2» ОМОН избивал болельщиков красно-белых.
КДК может наказать «Урал» за три удаления в матче с «Зенитом»
Глава КДК РФС Артур Григорьянц рассказал, что они могут наказать «Урал» за три удаления в матче 25-го тура чемпионата России с «Зенитом»
Златан Ибрагимович не собирается завершать карьеру из-за травмы
Нападающий английского футбольного клуба "Манчестер Юнайтед" Златан Ибрагимович не собирается завершать карьеру игрока из-за травмы колена. Об этом футболист написал в своем Instagram. Ибрагимович получил травму 20 апреля в ответном матче Лиги Европы с бельгийским "Андерлехтом".
Чёрное дымовое облако окутало трибуны на матче «ПСВ» — «Аякс»
Игра между лидерами турнирной таблицы «ПСВ» и «Аяксом» была омрачена неприятным инцидентом. В начале второго тайма кто-то из фанатов зажёг дымовую шашку, после чего трибуны заволокло густым чёрным дымом. Происходящее больше было похоже на последствия боевых действий, чем на футбольный матч.