одним опытным тренером всего после четырех матчей. Между прочим, тренер имеет право сам решать вопросы купли — продажи, потому что если в команде дела пойдут плохо, поплатится он один, а вовсе не руководство. Согласен, нужно учитывать возможности клуба и не требовать луны с неба, но не надо быть безмолвными пешками и разменной монетой в политике руководства.

Не менее деликатны также и отношения между тренерами и журналистами. Между прочим, к спортивному журналисту не всегда относятся с должным уважением. Не у многих клубов есть хорошо налаженное пресс-бюро, но и там относятся к своему корреспонденту скорее как к рупору руководства, чем как к профессионалу, задача которого поддерживать связи с коллективами. Таким образом, между тренером и прессой нет посредника. Журналисту самому приходится выходить на непосредственную связь с тренером, который ведет себя по настроению. Он может быть вежливым, невежливым, разговорчивым, молчаливым и т.д.

В начале своей карьеры спортивного журналиста я знал одного венгерского тренера, до невозможности молчаливого. Он не раскрывал перед журналистами свои мысли из опасения, что его неправильно поймут. Другой же тренер — англичанин, относился к журналистам так грубо, что ежедневно вызывал целую бурю протестов. Учитывая, что ни венгру, ни англичанину в Италии не повезло (правда, англичанин получил очень много денег), можно догадаться, что не слудует перенимать их опыт. И действительно, в большинстве случаев тренеры совсем не так ведут себя с журналистами, хотя и не все они понимают, какую важную роль играет спортивная журналистика в развитии итальянского футбола.

Некоторые тренеры говорят, что иногда спортивные журналисты перегибают палку и что, гоняясь за сенсациями, затрудняют им работу. Возможно, так оно и есть, но ведь не все журналисты вынюхивают пикантные подробности, многое зависит от масштабов, которые приобрел футбол в нашей стране. Главное, отдавать себе отчет в том, что у прессы тоже есть свои запросы, и уметь спокойно относиться к критике. Одни тренеры иногда поднима