Интервью с Андреем ТОПЧУ. Продолжение

13 января 2018

Сегодня мы публикуем вторую часть большого интервью с Андреем ТОПЧУ. В ней экс-капитан жёлто-зелёных рассуждает о том, насколько корректно бывшим игрокам «Кубани» работать в ФК «Краснодар», рассказывает о том, как оказался в главной команде края и вспоминает свои лучшие голы…

ЧАСТЬ II. ЗРИТЕЛЬ, БОЛЕЛЬЩИК, ФАНАТ

Топчу Андрей- Андрей, если говорить о «соседях». В последнее время в футбольном клубе «Краснодар» работало и работает немало бывших знаковых игроков нашего клуба. Как ты относишься к этому?
 — Я думаю, что это сугубо личный выбор каждого. Вот сидят они без работы, их пригласили, и они пошли зарабатывать деньги. Ничего постыдного, на мой взгляд, здесь нет. Но чем отличается болельщик от фаната? Болельщик пошёл туда, где ему тепло. Сегодня он болел за «жёлто-зелёных», а завтра… Его даже правильнее зрителем назвать. А фанат… Я знаю тех, у которых даже дети на новый стадион не ходят, мол, «даже если будет играть Аргентина, я не приду туда. У меня один клуб — «Кубань». Всё, другого нет».

Я же смотрю на это как спортсмен-профессионал. Мы меняем клубы в ходе своей карьеры. У кого-то где-то остаётся память. Я вырос здесь, мечтал, когда подавал мячи, мальчишкой попасть в футбольный клуб «Кубань». Даже с Южаниным поспорил в «Краснодаре-2000», что я в первой официальной игре выйду в составе и забью гол, а он поможет мне попасть в «Кубань». Он своё слово сдержал, я тоже.

- Но, с другой стороны, неужели деньги настолько не пахнут? Нельзя представить себе переход из «ПСЖ» в «Марсель», из «Барселоны» в «Реал», и обратно. Из ЦСКА в «Спартак» нет такой текучки кадров…
 — Вот когда мы до этого уровня дорастём, тогда и можно будет разговаривать об этом. Не тот уровень. «Барселона» и «Реал» — это космос, это сливки мирового футбола, вот вы ещё и «ПСЖ» называли. Это мегафутболисты, пришельцы. Что касается ребят, игравших в «Кубани»: это большие профессионалы, спортсмены, закончившие свою карьеру. Но работы в «Кубани» им не предложили, а предложили в «Краснодаре». Вот они и пошли туда работать. Никто не предложил Роме Ленгиелу или Аслану Засееву за их заслуги остаться, никто не сказал им: «Стой, ты ведь играл, столько сил отдал, давай к нам».

- Трое бывших игроков нашего клуба на момент их интервью — Александр Беленов, Артур Тлисов и Игорь Армаш – сказали, что не будут ни играть за «Краснодар», ни работать там.
 — Это их дело. Знаете, когда я в составе «Амкара» играл против «Сатурна» (1:1), Стас Лысенко работал в «Краснодаре» вместе с Алексеем Герасименко. Он прилетел в Москву, мы с ним переговорили. Сказал, что надо прилететь, мол, Сергей Николаевич хочет тебя видеть в «Краснодаре». Я отпросился у Рахимова, прилетел в Краснодар. Мне задали вопрос: «Ты готов здесь завершить свою карьеру?». Тогда ещё таких противостояний между «Кубанью» и «Краснодаром» не было. У «Кубани» было всё хорошо, прекрасный тренерский штаб во главе с Даном Петреску, очень здорово. «Краснодар» вообще не видели, он держался в стороне. Я ответил: «Честно? Да. В «Кубань» меня не взяли назад, потому что там суперчеловек, на котором всё строилось, — Доронченко. У меня с ним личное». Я, как спортсмен-профессионал, не бью себя в грудь. Мне нужно было работать, дальше играть. Рахимов отпускать меня не хотел, говорил, что я ему нужен.

У меня было предложение от «Краснодара». Как бы болельщики не обижались, но это наша работа, это наша жизнь. У каждого своя судьба. Сейчас у команды не очень всё хорошо, и начинаются противостояния, мол, я туда не пойду и так далее. Скажу, что к этому нужно подходить со свежей головой.

В «КУБАНЬ» ПО ЗНАКОМСТВУ?

Топчу Андрей- Ты сказал, что в «Кубань» попал благодаря Южанину, хотя многие уверены, что это была заслуга Молдованова. Какую роль в твоей жизни сыграл Александр Борисович?
 — Я приехал на сбор «Краснодара-2000» в Славянск-на-Кубани. Объяснили, что на сборе будет 60 человек, останется 26-28 человек в команде. Заявка на игру – 18, стартовый состав – 11 человек, впереди три месяца. В общем, обычный разговор тренера с футболистом, дабы узнать, чем он дышит, какие мысли в голове. Я сказал, что попаду сразу в стартовый состав и в первой же официальной игре забью гол. При этом я обозначил, что хочу попасть в «Кубань».

Но чтобы попасть в «Кубань»…. За деньги или по знакомству ведь не играют в футбол. И даже если бы Молдованов с Южаниным по-моему поводу договорились. Ну, я бы провёл неделю тренировок под руководством Долматова, и меня бы выгнали. Чтобы попасть в какую-либо команду, нужно соответствовать её уровню. Значит, надо расти. После мы играли на «Четуке» товарищеский матч, «Краснодар-2000» против «Кубани». В первом тайме я играл за «Краснодар-2000», мы вели 1:0, я забил. А второй тайм я играл уже за «Кубань», за который также забил гол.

- Чем для тебя, как для воспитанника Резерва «Кубани», был приход в основную команду? Ведь далеко не всей молодёжи удаётся там заиграть.
 — Когда тренером «Кубани» был Софербий Ешугов, а это был 1999 год, мне удалось пройти с ним тренировки на базе. Я думал – вот он шанс для меня, воспитанника детской школы, попасть в главную команду. У меня была цель – я хотел в эту команду. Не важно, в какой дивизион, во второй, в первый. Я хотел сюда попасть, это было моей детской мечтой. Я проникся атмосферой стадиона «Кубань», когда подавал мячи, смотрел, как разминаются футболисты. У меня была такая цель.

А каково оно было, заиграть там, — это работа не только меня одного. Низкий поклон тем людям, тренерам, которые меня воспитывали, и это было очень грамотно. Я их слушал, я дома ходил с мячом постоянно, и по воротам колотил. Брата за собой тащил, мол, пойдём со мной, а ему уходить надо. Он стоит, причёсывается, одевается, а тут я с мячом: «Пойдём со мной, я на воротах постою». Была цель заиграть, но я никогда не думал, что это может мне принести деньги или ещё что-то. Просто хотелось играть в большой футбол. Мне это нравилось. А как заиграть – повторюсь, это заслуга тех ребят, которые со мной каждый день ходили на тренировки, выходили на поле. Мог я без них что-то сделать? Ничего. То же самое касается и тренеров…. Всех их перечислять не стоит. Сколько их в «Кубани» всего было?

- На сегодняшний день насчитали – всего 79.
 — Вот. А новая метла метёт по-новому, по-своему. Каждый приезжал и объяснял по-своему. Протасов, к примеру, со своим помощником, то ли аргентинцем, то ли чилийцем, квадраты нам давал. Я на этой физике чуть не помер…. Насчёт Яковенко вообще молчу – четыре тренировки в день. Дима Хохлов выходил на балкончик, говорил: «Да, ребятки, вот так вы готовитесь…». Мы на вторую тренировку идём, а они только на завтрак проснулись. Сказать, что мы всех переиграли, перебегали…. Подбор исполнителей был хороший: Иванов, Зебелян, Янбаев. Банда была. Когда мы эти таблетки скидывали в унитаз, Яковенко подписал пластмассовые стаканчики фамилиями. Даже каждому заглядывал в рот, проверял, выпил ты или нет.

- Немного истории. Почему 2002 год не задался? Команда фактически была фаворитом перед началом первенства…
 — Для начала нужно вспомнить 2002 год. С Долматовым?

- Да, затем снятие Долматова…
 — Я тот год практически не помню.

- Команда была в числе фаворитов, называлась главным претендентом на выход в ПЛ, но сезон выдался провальным.
 — В Чите мы 3:0 проиграли, так?

- Да, было поражение в Чите, потом ничья дома, затем поражение в Смоленске 3:1.… В общем, сезон не задался.
 — Толком не могу вспомнить. А вот сезон 2003 года помню хорошо.

- Давай, вспомним сезон-2003. «Кубань» при Лагойде стартует великолепно, в команде собраны местные ребята… Великолепный старт, и вдруг начинается спад. Что произошло?
 — Я даже не знаю, что произошло. Мы закончили на первом месте первый круг. Возможно, перерыв на нас так подействовал, мы почувствовали, что идём на первом месте… Потом, когда пришёл Южанин, он сразу перестроил нашу игру в обороне «в линию». И дело пошло. Для меня эта схема понятна. Южанин смог нас как-то собрать.

ТРИ ПАМЯТНЫХ ГОЛА

Топчу Андрей- Андрей, ты не так много голов забил за «Кубань». Какой из них для тебя наиболее памятный?
 — Тот сумасшедший гол в Нальчике, когда я побежал… Я ведь в стартовый состав в том матче не попал. Тогда ещё запасным можно было сидеть на линии ворот, рядом с угловым флажком. Сидим, я начинаю шутить. Мне скучно, я злюсь, что меня не поставили в состав, а игра идёт. А тут бац, меня позвал Лагойда. Вышел на замену. Почему я побежал за этим мячом? Не знаю. Саша Перов выбил, я забил и тут же упал в штрафной, потому что бежал на одном дыхании. Один раз вдохнул и так сорок метров не выдыхая промчался с мячом. Потом просто лёг – и всё. Сил никаких не было, ни физических, ни эмоциональных.

Потом гол «Химкам». Третий гол – «Ротор», Волгоград. Тогда ещё Валерий Есипов забил в первом тайме, в те ворота, за которыми Южная трибуна находится. В ближний угол. А я как раз за пять дней до матча купил новые бутсы. На предыгровой тренировке били штрафные: я и Костя Зуев. Игра, штрафной, я беру мяч и говорю: я ударю. Поставил мяч, Южанин кричит со скамейки: не надо! Лёша Герасименко на поле говорит: «Отойди от мяча, не надо бить!». Но я всё же ударил – как мяч полетел и в сетку угодил – до сих пор помню.

Эти голы хорошо отложились в памяти. Что-то особое предществовало каждому голу. Там на кого-то обиделся, что не поставили в состав. Выпустили, сорвался, как с цепи, и побежал. После матча с «Химками» Яковенко подошёл ко мне и сказал: «Знаешь, они хотели меня из команды выгнать». Тогда я тоже не знал, зачем побежал. Вот и здесь – говорили «Не бей». Подошёл и пробил.

И ещё, конечно, гол в ворота ЦСКА… Когда Доронченко подошёл и сказал после игры: «Спасибо». На матчи с московскими командами была сумасшедшая мотивация. Овчинников приходил в раздевалку и говорил: «Пацаны, вы знаете, что такое «Локомотив» для меня? Что такое ЦСКА? «Спартак»?». С ЦСКА что было…. Футбольный Бог был на нашей стороне – Лёша Ботвиньев сколько мячей вытащил…. Какие люди против нас играли – Вагнер Лав, Юра Жирков, два сердца у человека, прямо не остановить. Так получилось.

- А какой гол из перечисленных ты бы поставил на первое место?
 — Не знаю. Все голы для меня важны. И в Перми то же самое. В матче с «Локомотивом» я надорвал крестообразную. Захромал, затекло колено, но зато забил. После чего, правда, были уже надрыв и завершение карьеры. В Нальчике схему разыгрывали – забили. Женя Савин ко мне после игры подошёл и спросил: «Зачем ты так ударил?». Я говорю: «Мы с Белоруковым чуть не подрались в перерыве в раздевалке. Он сказал, что забили из-под меня». Тогда вели 1:0, потом стало 1:1. Мяч летел в его зону. Капитан, не капитан, — нет разницы. А мячи за «Кубань» поделить невозможно.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Интервью с Андреем ТОПЧУ. Часть I




КОММЕНТАРИИ