Андрей УШЕНИН: Я ещё не осмыслил, что «Кубани» не стало…

28 июля 2018

Наш сегодняшний собеседник – полузащитник «Кубани» нулевых годов, «кубанский Виейра» – Андрей УШЕНИН…

ФУТБОЛ – ЭТО ПОЛИТИКА

Ушенин Андрей- Андрей рады видеть тебя сегодня с нами. И первый вопрос: есть ли жизнь после футбола?
 — Жизнь-то есть, но футбол всё равно в ней остаётся. Если половину жизни отдал футболу, то никуда его не уберёшь. Но очень непривычно переходить из игрока в обычного человека. Очень многое меняется. В частности, режим. Который ты неукоснительно соблюдаешь всё время, пока находишься в статусе игрока.

- Чем сейчас занимаешься?
 — Было своё предприятие в ресторанном бизнесе. Но сейчас уже «поднаелся», хочется сменить сферу деятельности. Хочется большей стабильности.

- Ты провёл 7 сезонов в «Кубани». Что для тебя «Кубань»?
 — Это не то, чтобы ступень в жизни. Это половина моей жизни! Можно сказать, что «Кубань» меня в люди и вывела. Это, считай, для меня всё.

- Как тебе удалось продержаться в «Кубани» во времена нулевых, когда в команде была просто дикая текучка кадров?
 — Вот об этом, если честно, всегда задумывался. Тренеров я точно за время, проведённое в «Кубани», поменял больше десяти. 13 или 14. И игроков было очень много, особенно иностранцев. Текучка была действительно бешеная! Я бы и не уходил из клуба, но, к сожалению, возникли разногласия с руководством.

- Что скажешь о банкротстве «Кубани» в год девяностолетия клуба?
 — У меня это не укладывается в голове! Для меня эта новость стала шоком. Команда с шикарной историей, первая в Краснодаре. Я знаю, что теперь возрождают «Кубань» под другим названием. И хоть она и будет играть на стадионе «Кубань», но всё же, я считаю, это будет другой клуб.

- По окончании футбольного сезона, аккурат перед ЧМ, исчезло более 20 клубов. Самые известные из них это «Амкар», обладатель кубка России «Тосно», «Кубань», «Афипс» и «Энергомаш»…
 — Я придерживаюсь того мнения, что футбол — это сейчас не только спорт, но и политика. Что касается «Кубани», то вообще не понятно, как до такого дошли. Всё-таки Краснодар – не Пермь, где нет таких условий, как у нас. Краснодарский край обладает огромными ресурсами в масштабах нашей страны. И можно, и нужно было спонсировать футбольную команду высокого уровня. По «Тосно» тяжело сказать, почему произошло банкротство. «Афиапс» был хорошей, добротной командой и его закрытие стало для всех неожиданностью.

- В последние два сезона руководство «Кубани» свело на «нет» всю работу с болельщиками. Как прокомментируешь?
 — Футбол — это игра для болельщиков! Для людей. А не для себя любимых. С болельщиками нужно всегда общаться, дружить, помогать им по мере возможности, чтобы как можно больше их приходило на стадион. Это минимум. Я не понимаю, как можно не общаться с болельщиками и не идти им на встречу. Вообще грустная ситуация, что даже сказать нечего.

- Твоё отношение к клубу, который создаётся на базе «Кубани»?
 — Я как-то это даже ещё не осмыслил… Что «Кубани» не стало. Повторюсь, для меня это большой шок.

- Что скажешь об идее болельщиков создать «Кубань» на любительском уровне в чемпионате края?
 — Восстановление с нуля профессионального статуса — это очень тяжёлый процесс. Плюс, затратный в денежном выражении. Каждый год надо вкладывать немалые деньги, даже на любительском уровне. Насколько это потянут фанаты — вопрос. Да и игроки за «бесплатно» играть не будут, как мы в своё время начинали. Идея хорошая, но, я считаю, что это будет очень тяжёлый проект. Плюс ко всему, всё будет зависеть от задач этой команды. Если ребята найдут спонсора, то тогда, конечно, будет крайне интересно за ними понаблюдать.

- Во времена твоих выступлений за «Кубань» насколько остро стоял вопрос выплаты зарплат? Или в те времена проблем с этим не было?
 — В «Кубани» задержки зарплаты были всегда. Иногда по три-четыре месяца. Потом, правда, всегда выплачивали. Но задержек по шесть-девять месяцев, как это в последнее время происходило в «Кубани», не было никогда. Впрочем, в наше время и зарплаты были несколько другими, нежели сейчас.

- Какие у тебя остались воспоминания о бывшем президенте клуба – Александре Ткачёве?
 — Александр Николаевич время от времени приезжал к нам на собрания. Но не сказать, чтобы часто. В раздевалку после матчей иногда заходил. Если честно, я всегда занимался только поставленной передо мной задачей – я играл в футбол. А в околофутбольные дела я никогда не лез. Поэтому о Ткачёве ничего плохого сказать не могу, ибо почти с ним не сталкивался. В плане тренеров не спорю — очень большая чехарда была. Ткачёву каждый заинтересованный человек доносил информацию из клуба так, как было выгодно именно этому человеку. И в результате таким образом принимались решения. К сожалению, в футболе это практикуется довольно часто.

- Говорят, в ФК «Краснодар» стукачество в большой чести.
 — Я слышал об этом. Но моё мнение, что когда ты живёшь вместе с игроками, тренерами, у вас общие проблемы и задачи, то какие-то рабочие нюансы должны оставаться внутри коллектива, а не выноситься наверх к руководству. Впрочем, это клубная политика. Каждый выстраивает её по-своему.

- Ещё один пример приводил бывший футболист «Кубани». Он отдал своего сына в школу резерва «Кубани». И они играли на каком-то детском турнире с ФК «Краснодар». А отец был на трибуне. И вот первый тайм воспитанники «Кубани» выигрывают 1:0, а на второй судья выходит, и начинает судить просто в одну сторону. В итоге ставит левый пенальти и ФК «Краснодар» побеждает 2:1. Но если на таком уровне уже всё можно «купить», то к чему приведёт воспитание таких футболистов?
 — Я же говорю, что сейчас футбол — это политика. Грустно, безусловно, слышать о таких вещах.

- Твоими партнёрами по команде были легендарные футболисты «Кубани» — Стас Лысенко, Любомир Кантонистов, Алексей Герасименко, Ивайло Петков, Лаго Сантос Рикардо, Роман Ленгиел… Нельзя ли более подробно остановиться на каждом из них?
 — В то время я был самый молодой в команде, и для меня, как для начинающего футболиста, эталоном и непререкаемым авторитетом был Алексей Герасименко. Он очень умный и сильный футболист. Мне тогда было 18-19 лет, и на тренировках, в играх, я смотрел, как он работает с мячом. Для меня это был пример того, к чему надо стремиться. А так, и со Стасом Лысенко, и с Володей Бесчастных был в замечательных отношениях.

- Не шутили, что с Бесчастных вы похожи?
 — Один раз в Орле была смешная ситуация. Я, как и Володя, также играл в том матче, и после, уже у автобусов, у меня девушка просит автограф. Я очень удивился. Думаю, вроде ничего особенного не сделал в матче, а она меня просит: «Владимир, пожалуйста!». Ну и я ответил, что Бесчастных сейчас выйдет. У нас тогда была замечательная атмосфера в команде. Все опытные старожилы поддерживали и новичков команды, и молодых пацанов.

ЯКОВЕНКО И ДРУГИЕ

Ушенин Андрей- В нулевых, как уже отмечалось, была огромная текучка тренеров в «Кубани». При этом сама команда показывала достаточно неплохие результаты. За счёт чего удавалось этого добиваться? Ведь бытует мнение, что именно главный тренер придаёт стабильности команде.
 — Каждый тренер вносил свою стратегию и тактику. Но была текучка не только тренеров, но и футболистов. Потому, что каждый тренер, приходя в команду, приводил с собой несколько игроков, которых он знал и на которых мог рассчитывать. Кому-то нужны были габаритные игроки, кому-то — маленькие, юркие и быстрые. У меня много осталось видеокассет и дисков с нашими играми. Я всегда любил сесть, пересмотреть матч, проанализировать свою игру, игру команды. В основном были тренеры, которые объясняли и разбирали игры. И, тем самым, позитивно влияли на команду. Хотя и были такие, которые просто называли состав перед матчем, практически не работая с командой. По принципу «играйте, а там как получится».

- И кто это был из таких тренеров?
 — Погос Галстян — это было что-то! Он и по-русски говорил с большим трудом. Выглядело это примерно так: «делайте красное ускорение к лёгкой фишке» или «ноги далеко-далеко поставили». Последнее означало сесть на шпагат. Павел Яковенко тоже не сильно объяснял по тактике, хотя физика у него была поставлена просто сумасшедшим образом.

- Многие помнят эти тренировки!
 — Но многие из-за таких нагрузок вскоре и закончили с футболом. В таких условиях далеко не все выдерживали работать. Он нас за два года, если считать предсезонки, просто загнал! У меня не было до него серьёзных травм. И не только у меня. Кто в основе играл, все «ломались». Даже «железный» Янбаев, и тот начал сдавать в этом плане. У нас при Яковенко разбор игры был на следующий день. Вне зависимости от того, кто как устал и хочет отдохнуть. Просто после игры, хоть как ты её сыграл, ты в уме прокручиваешь её. А он ставил запись матча и говорил: «Вы сами должны найти свои ошибки». Вот это и был фактически весь разбор игры. А по тактике был очень сильный тренер Леонид Назаренко, который сейчас в ПФЛ тренирует «Биолог». Его и признавали в своё время наряду со Слуцким и Красножаном самым сильным тренером в тактическом плане. Он, помню, говорил: «Футболист понимает и слышит первые 10 минут. Вам что-то объяснять полтора-два часа смысла нет». И я замечал, что это действительно так.

ЛЕГИОНЕРЫ

Ушенин Андрей- В нулевых в российском футболе было достаточно много легионеров и в ПЛ, и в Первом Дивизионе. Сейчас их стало заметно меньше. Не считаешь ли ты, что с потерей легионеров мы теряем качество и зрелищность футбола?
 — Ну, легионер легионеру рознь. Сейчас просто легионеров покупают точечно. Под конкретную тактику игры тренера. А раньше легионеров, можно сказать, брали пачками. И я считаю, что на этом просто кто-то зарабатывал. Ведь качество этих игроков было такое, что некоторые через раз по мячу попадали! Но в контрактах прописывалось, что он обязательно должен играть в основе. Ну и, соответственно, отношение к ним было такое же. Скажем, очень не очень. Я сейчас расскажу про «Кубань». У нас в 2009 году при Овчинникове был очень дружный коллектив. И в команде было восемь или девять иностранцев. Мы их всех хорошо приняли. Потому, что понимали, что нам нужно делать результат, а без идеального микроклимата в команде это невозможно. На то время у нас образовался костяк команды, в котором все были примерно одного возраста. Плюс-минус год-два. И вот первые полгода всё было идеально, а дальше эти самые легионеры уже начали, что называется, «садиться на шею». Видимо, они не понимали наш менталитет, и становились настолько вальяжными, что просто нет слов. В то время Андрей Топчу был капитаном, а я — вице капитаном. И когда Драман Траоре не приезжал на тренировку, заявляя, что у него в контракте прописана машина, которую ему не выдали, то мы к нему подходили и пытались объяснить, что он подводит команду. Он же в ответ только улыбался, полагая, что мы с ним так шутим. В общем, инциденты иногда возникали. Так что, когда в одной команде много легионеров, это не очень хорошо. Они сразу между собой сплачиваются и получаются своеобразные мини-банды. А по качеству футбола, я считаю, что наша Россия — огромная страна! И при желании можно найти немало наших талантов. Если хорошо поискать. У нас плохо то, что дальше Москвы и Питера смотрят мало и редко, к сожалению. Сейчас, надеюсь, вырастет хорошее поколение. В регионах много делается для развития футбола. И стимул у ребят есть, и перспективы большие… Я думаю, что если привозить иностранцев, то только топовых, чтобы на них смотрели и учились мастерству.

- Известно, что существует два человека, которые сильно обижены на футбольный клуб «Кубань». Это вышеупомянутый Сергей Овчинников, который очень долго не мог успокоиться, что его уволили из клуба, и Дмитрий Селюк, футбольный агент, чьи иностранцы в большинстве своём и были в «Кубани»…
 — Был у нас такой игрок Марко Не. Очень хороший, к слову, игрок. При этом я не знаю, как его подписывало наше руководство. Его подписали в начале 2009 года. Но за год я его ни разу не увидел! У него была травма, и заиграл он только в 2010 году, уже когда клуб возглавил Дан Петреску. А насчёт Овчинникова и Селюка я думаю, что тут причина в каких-то личных обидах между конкретными людьми в руководстве клуба. Так и они, говоря о клубе в целом, скорее всего, имеют в виду каких-то определённых людей. Против Овчинникова я в своё время ещё играл. А потом он у нас стал тренером. И плохого слова о нём я не скажу никогда. Считаю, что команду он держал очень хорошо. Мы при нём тогда обыграли всех московских фаворитов. И «Локомотив», и ЦСКА, и «Спартак». Я как раз тогда травмировался и полтора месяца был на лечении в Германии. И когда узнал новость об его отставке, то она меня очень сильно удивила. Я ещё могу понять, когда тренера увольняют под конец чемпионата, когда нужно спасать ситуацию. Но когда это делается в середине сезона… Надо, наоборот, дать возможность ему доработать и выправить какие-то недочёты, которые были. Перезагрузку тоже нужно делать, но её нужно делать всегда с умом.

В ДЕСЯТКЕ!

Ушенин Андрей- Ты знаешь, что до сих пор находишься в десятке игроков, отыгравших больше всего матчей в новейшей истории «Кубани»?
 — Догадываюсь (смеётся). Потому что, если самый первый год в «Кубани» 2003 я пропустил и играл мало, то потом практически постоянно выходил на поле в стартовом составе и играл без замен. При всех тренерах.

- Андрей, хочется узнать, какой из матчей, проведённых в футболке «Кубани» за всё это время, стал для тебя самым памятным?
 — У меня их очень много. За «Кубань» в Премьер-Лиге я сыграл порядка 60 матчей. Помню практически все игры. И в Первом Дивизионе. Помню, как первую игру выходил. Помню, как первый гол забил. «Спартаку» из Нальчика. По накалу мне очень запомнился матч, когда в 2007 году в Краснодаре мы с «Зенитом» сыграли 1:1. Именно как была заведена команда, какая была самоотдача у ребят в том матче. Мне даже ролик скидывали с этой игры, когда борьба в центре поля, и один за другим в подкаты идут Орехов, Тлисов, потом я, потом Иванов, ещё кто-то… А после этого случилась стычка и драка на поле. Так что вот этот матч очень запомнился. Помню, когда «Локомотиву» два забил. Это было в последнем туре. Мы тогда 2:3 победили «Локо» в Москве, но, к сожалению, всё равно вылетели. Тогда у трёх команд было одинаковое количество очков, и только по дополнительным показателям пришлось определять вылетавшие команды. Отлично помню 2009 год и все игры с лидерами у нас дома — с «ЦСКА», «Спартаком» и «Локомотивом». С «ЦСКА» вообще был фантастический матч и переполненный стадион! Ещё я помню игру с «Тереком» в 2003 году. У меня тогда родители приехали на матч и рассказывали, что вся пешеходная зона внизу была забита людьми! Все стояли и тоже было очень много людей на стадионе. Около 38.000 тогда было на стадионе болельщиков.

- Как известно, у болельщиков от любви до ненависти всего один шаг. В связи с этим вопрос: как ты относишься к критике?
 — Абсолютно спокойно. У каждого человека своё мнение. У нас свободная страна. Иногда, конечно, когда ты после матча заведён, а тебе высказывают что-то резкое, бывает очень неприятно. Но в целом отношусь вполне спокойно. Так уж получилось, что я играл при всех тренерах. Игра моя не была яркой. Моей задачей было встретить соперника, отобрать мяч, принять мяч, и начать атаку. Я мог и один-в-один обыгрывать, и мог поддерживать атаку, но передо мной всегда ставили другую задачу. Единственный из тренеров, кто просил меня поддерживать атаку, был Сергей Овчинников. При нём я действительно много бегал. И, честно говоря, было тяжеловато. А помимо него все остальные тренеры говорили: «Ты принимаешь мяч, отдаёшь ближнему, а дальше остаёшься на своём месте, и страхуешь ребят».

- Как ты относишься к Виталию Мутко, который в своё время говорил, что для Краснодара две команды в ПЛ это много?
 — К самому Мутко я отношусь абсолютно нормально. А по поводу данного высказывания…. Если есть две достойные команды, то почему нет?! У нас и край, и город весьма достойные. Может поменьше Москвы и Питера, но в плане возможностей и климатических, и финансовых здесь только и надо заниматься футболом. Сейчас в любой команде самое главное это финансирование. «Кубань» всегда была краевой командой. «Краснодар» — частный клуб. Ни каких проблем вообще не должно было бы возникать. На мой взгляд, для такого города, как Краснодар, две команды это абсолютно нормально!

- Какой футбол тебе больше нравится? Условно латиноамериканская манера игры — более техничная, но при этом с многочисленными, скажем так, «показательными выступлениями» на поле, или англо-немецкая — более жёсткая?
 — Я никогда к актёрству на поле и сам не прибегал, и не поддерживаю это в целом. Мне не понятно, когда тебя задели за плечо, а ты падаешь и держишься за лицо, корчась от боли! Для меня это дико. Ты же мужик, в конце концов! Да, когда какой-то действительно жёсткий стык, это, безусловно, надо пресекать. Но все эти актёрские вещи играются для какого-то результата. Чтобы сопернику показали жёлтую или красную карточку.

С Андреем Ушениным беседовал Миша-Пират, специально для Greenmile.ru