Игорь ГАЙДАШЁВ: Болельщикам и руководству надо сесть за стол переговоров

11 августа 2018

Историк кубанского футбола Игорь ГАЙДАШОВ дал эксклюзивное интервью сайту Greenmile.ru. Сегодня мы публикуем первую часть, в которой Игорь Юрьевич призывает руководство «Урожая» и болельщиков «Кубани» объединиться и рассказывает о том, с чего началось его увлечение историей «Кубани».

Прежде всего, скажу, что подвигло меня на эту встречу и это интервью плачевное положение дел в нашем футболе и в футбольном клубе «Кубань» в частности. Хочется сказать и призвать к тому, что клуб и болельщики должны быть едины. Вражда ни к чему хорошему никогда не приводила. Нужно искать компромисс. Руководство клуба обязано находить какие-то компромиссные решения, а болельщики, в свою очередь, идти навстречу руководству.

У нас, наверное, случай особый. Мы часто берем московский «Спартак», как «авторитет» в противостоянии «болельщики-руководство», но для нас такой вариант неприемлем. Все-таки, «Спартак» имеет намного большие ресурсы, чем «Кубань». Посмотрите, например, на то, как начинали говорить об игроках нашей «Кубани», которые переходили в московские клубы, в тот же «Спартак». Когда эти ребята играли у нас, то про них никто не говорил и старались их не замечать. Как только они оказывались в Москве, о них писали, как о звездах едва ли не первой величины. Это и есть отношение к периферийным командам.

Посмотрите на «Спартак» в матче с ПАОКом. Там эпитеты сыпались из экрана телевизора, будто играли финал чемпионат мира. А играли средние команды весьма среднего уровня. Там счет должен был быть, как минимум 5:5. И не из-за высокого уровня мастерства, а как раз-таки наоборот.

Возьмем нашу сборную. Я был очень огорчен, что всем без исключения вручили звания заслуженных мастеров спорта. Есть игроки, которые заслужили – Игнашевич, Акинфеев, например. В советское время, за то, что сборная проиграла финал Чемпионата Европы, лишали званий. А здесь…

Но, мы начали о поиске компромисса между руководством и болельщиками. Я, конечно, не знаю всех нюансов. Но, сколько помню, у нас никогда не было нормального взаимоотношений между руководством и болельщиками. Не было полноценного общения. Было более-менее нормально в начале 2000-х, потом в 2010-2011. Что произошло потом, мне сложно судить.

– Но, согласись, что раньше никогда не было такого, что руководство становилось в позу по отношению ко всем (абсолютно всем) движениям болельщиков.
– Поэтому я и говорю, что надо стремиться к взаимопониманию. Мы должны работать на общее дело.

– Ну как можно стремиться к взаимопониманию, если сегодняшнее руководство умудрилось разругаться со всеми без исключения. Раньше хоть с отдельными группами не общались.
– Я не знаю всех нюансов. Буду говорить со своей колокольни. Это руководство пришло на «минус 4 миллиарда». Они взялись за такой гуж, который любой другой сразу не стал бы заморачиваться. Поэтому, сказать, что они враги – неправильно.

– Есть русская пословица про переваривание пищи…
– А если тебе пообещали всестороннюю поддержку на уровне высокого руководства, но оказалось намного хуже.

– Началось все с ухода Мкртчана.
– Началось намного раньше. С увольнения Красножана. Мы вышли в Лигу Европы и сразу продали лучшего бомбардира Озбилиза. Вместо него пришел Сиссе. Потом в 2016-м Мкртчан снова пришел, говорил о Лиге Европы, но снова ушел. Что там произошло, мы не знаем, но это не имеет отношение к тем людям, которые сейчас стоят (а точнее стояли) у руля «Кубани».

– На место Мкртчана пришел Коробка, значит, ответственность ложится на него и его команду.
– Был еще момент, когда генеральным был Стаценко. Кто тогда управлял клубом непонятно. Коробка пришел, когда уже было ясно, что «Кубань» вылетает.

– Мкртчан пришел осенью 2015-го, потом была его встреча с губернатором весной, а потом практически сразу Мкртчан ушел. И пришел Коробка.
– Коробка пришел, когда оставалось играть всего пару туров. Кто управлял в период после окончательного ухода Мкртчана и прихода Коробки непонятно. Наверное, те, кто не хотел возвращения Мкртчана.

Я считаю, что наш крах начался, как это ни удивительно, в наш лучший год. Как только у «Кубани» всё начало получаться, нашлись люди, которые решили порулить. Пример с Ганчаренко – самый яркий. Считаю, что 2014 год подвел черту под нашим светлым будущим.

Я сколько времени работаю в клубе, столько лет слышу о создании фундамента. Но, ведь этого не делается. Все деньги уходят на зарплаты игроков, на трансферы. А для создания фундамента не делается ровным счетом ничего. Своей базы нет, стадиона своего нет. Стадион «Кубань» вроде бы собственность краевой администрации, но клуб почему-то должен платить деньги за его аренду…

В том противостоянии, которое возникло между болельщиками и руководством, нужно садиться за стол переговоров.

– Петков в интервью нашему сайту сказал, что обеим сторонам нужно умерить амбиции. Готово ли руководство это сделать?
– Нужно понять предмет спора. И тогда о чем-то договариваться. Я, например, могу признать свою неправоту, если это сыграет во благо. А у нас сейчас продолжается расслоение болельщиков. Я считаю, что наши болельщики – лучшие в стране. Были, есть и будут. И их надо уважать. Наши болельщики дважды становились лучшими в стране в 2011 и 2012 годах. Учитывая наш небольшой стадион, мы по посещаемости превосходили всех.

Нужен грамотный менеджер, который бы понимал все нюансы. Но, у нас и в стране и тем более в футболе очень мало профессионалов. Кто у нас руководит футбольными клубами? Там футбольных людей раз-два и обчелся. Менеджеры среднего звена – здесь попроще, нужен грамотный человек. У нас в последнее время был очень хороший руководитель – Терешков. Но, понимал ли он в футболе? Получается, что футболом у нас сейчас могут руководить все. Но, разве может футболист руководить хирургическим отделением?

Возвращаясь к основному вопросу. Не надо искать, кто прав кто виноват. Надо искать решения, как всё это прекратить. Это ничего хорошего не даст.

– А есть ли рецепт? Может он был до 5-го августа. А сейчас?
– Я считаю, что 5-го августа ничего экстраординарного не произошло. Болельщики показали, что они создали любительский футбольный клуб «Кубань». Они показали верность цветам, они показали уважение к ветеранам. Они сделали праздник. Я видел очень многих старых болельщиков, которые пришли с семьями. Но, вопрос: «что дальше?» Пока все просто. На любительском уровне проблем никаких нет. Второй момент – без поддержки государственных структур клуб существовать не сможет, такое сейчас время. Многие говорят про Галицкого, но я уверен, что долго его клуб не протянет. Я не вижу понимания, чем он занимается. Создал три клуба, но это для себя. «Кубань» – народная команда. Один из великих спортсменов говорил: «даже если на нас придут смотреть 2 болельщика, мы должны выложиться для них».

– Представим ситуацию, «Краснодар» «загибается». Кто-нибудь станет на его сторону?
– Никто. Это частный клуб, который сделан в «пику» «Кубани». Я еще хочу сказать о культуре боления. Она пропала. Я вспоминаю, как в своей юности приходил на футбол и люди (пусть даже не совсем трезвые) размышляли. Они знали всё. Кто как играет в детских командах, кто как развивается.

Меня удивляют некоторые товарищи, которые утверждают, что не нужны никакие календари-справочники, программки, афиши. Мол, мы из интернета всё узнаем. Не надо считать себя умнее англичан, а они родоначальники футбола. У них выходит 9 ежегодников общенационального масштаба. Футбола без статистики не бывает. У нас статистику уничтожили. Берешь условных 8 сайтов спортивных и на них будет абсолютно противоречивая информация. Мы живем в каменном веке. В Англии каждый клуб даже 9-го дивизиона выпускает свой справочник. Там болельщики знают игроков, которые играли 100 лет назад. Спроси у наших, много ли они назовут игроков 50-летней давности. Я сильно сомневаюсь, что смогут. С этого и начинаются истоки патриотизма и культура боления…

– К вопросам патриотизма мы еще вернемся, а пока к вопросам от наших читателей. Когда ты стал коллекционером и когда понял, что коллекционирование станет большой частью твоей жизни?
– Мне было 5 лет, когда я впервые попал на футбол. Меня привел дядя. «Кубань» играла с «Тереком», выиграла 1:0. И мне запомнилось, что «Кубань» играла в таких застиранных красных маечках с синими трусами. Это 66-й год, тогда «Кубань» относилась к обществу «Спартак». Я сидел на восточной трибуне, а стадион был полный. Помню, что дядя пошел в буфет на углу восточной трибуны, выпил рюмочку, закусил и пошел смотреть игру. Люди шли, как на праздник. Я был потрясен и я настолько проникся. У нас тогда не было телевизора, и люди во время футбола выставляли телевизоры на улицу, чтобы люди могли посмотреть футбол.

А в 73-м году я стал уже ходить осознанно. Но, мне было интересно, а почему я не знаю, кто у нас лучший бомбардир, кто больше всех сыграл. Тогда очень мало было информации и я начал вести все это сам. Потом начал выписывать «Советский спорт», покупать программки, справочники, вести переписку с болельщиками.

Позднее я поехал в Харьков и мне брат подарил целый мешок справочников, и я пока ехал 18 часов обратно в поезде, штудировал их. Это было начало. В 1979 году мы вышли в высшую лигу и тогда уже появились обширные связи. У меня было более 200 корреспондентов по всему Советскому Союзу. Я покупал по сотне программок к матчу, отправлял их по стране – взамен получал от них. Это не было тупое собирательство. Программка всегда несла в себе информацию. Тогда было всего две газеты: «Советский спорт» и «Футбол-Хоккей». А мы обменивались информацией, статистикой.

В 1984 году на стадионе «Кубань» был основан клуб болельщиков. Я начал тогда собирать информацию по истории кубанского футбола. Меня многие упрекают, что я изменил историю, в частности «Динамо». Но, именно в то время я познакомился с «динамовцами», которые были еще живы и они мне говорили, что почему «Кубань» ведут от «Нефтяника», а не от «Динамо»? Позднее я познакомился с такими легендарными футболистами, как Аванесов, Жуковский, Занченко, Евсюков и я понял, что они правы.

Они заложили историю вместе с такими людьми, как Валентин Яровой, которому сейчас 81 год и который был первым (неофициальным естественно) пресс-атташе «Кубани». Это Селезнев Евгений Павлович, трагически погибший за «Кубань». Он летел в командировку в Омск и разбился. Это Валерий Вишталь, который мог поехать в любую точку края и который вел статистику. Я познакомился с Михаилом Рубаном, который также как и я, историк по образованию. И он помог мне войти в эту тему. Он сам общался с футболистами, которые играли еще до революции и он привил мне интерес к истории футбола.

Я счастливый человек, потому что я занимаюсь своим любимым делом и служу на благо «Кубани».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…