Игорь ГАЙДАШЁВ: Ответ людям, угробившим всё, что можно

9 марта 2019

Ситуация, которая складывается вокруг меня и моего имени заставляет меня ответить на всю эту шумиху, пыль и грязь вокруг клуба «Урожай» и музея ФК «Кубань».

Гайдашёв Игорь

Удивительно читать сейчас высказывания некоторых «умных» читателей и пользователей. Чего только интересного я не узнал о себе. Спешу их всех огорчить, всё не так просто. Я коренной житель Краснодара, патриот своего клуба и своей малой Родины. Готов по порядку разъяснить свое позицию и свое видение ситуации, поскольку фактически мне одному приходится принимать на себя удар от тех, которым просто глубоко наплевать и на клуб, и на историю.

Я не знаю, чем я так прогневил нового генерального директора Градиленко, но ситуацию вижу несколько иначе. Уже 3 декабря, в свой фактически первый рабочий день, новый руководитель посетил музей клуба, что само по себе вызвало удивление. Подумалось, что ему интересно будет узнать об истории клуба и кубанского футбола. Само общение прошло в довольно хорошей атмосфере и вызвало, как тогда показалось, неподдельный интерес. Но уже через неделю из клуба пошли слухи, что директор шокирован нашими зарплатами. Более того, он сильно удивился, узнав, что мы вообще получаем зарплату!

Тогда подумалось, что это шутка (ну не за спасибо же работать?), тем более, что свою зарплату мы с Покручиным получали не за работу в музее (хотя, по должности мы — сотрудники музея), а за всю остальную работу, которой было довольно много и мы её отрабатывали. Это и вся печатная продукция, это и работа по подготовке к матчу (служба рекламы, коммерческий отдел, аккредитация и т.д.). Кроме того, на нас лежит работа с ветеранами, детско-юношеским футболом, новости на сайте, вся историческая, поисковая работа и т.д. Учитывая, что все игры проходили в выходные дни, то и тут возникали определенные неудобства. В прошлом сезоне на нас была полная организация матчей второй команды и много ещё чего. То есть выходных практически не было в принципе!

ЗАЧЕМ МЫ ХОДИМ НА РАБОТУ?

Конечно, объем работы во втором дивизионе ПФЛ сократился, но не это главное. Мы никогда не получали ни отгулов, ни каких-то доплат, ни прибавок к отпуску и т.д. Тем более что обанкротившаяся «Кубань» осталась должна не менее трех зарплат.

А в середине декабря нас вызвали в офис и вручили уведомление о сокращении с 17 феврали нам зарплаты в два раза! Чтобы не быть голословным, тем более что опять же не мы озвучивали какие-то нереальные суммы, мы раскроем «тайные» цифры наших зарплат. Это довольно «много». Всего — 50 тысяч (базовая цифра). Из них 30 тысяч, собственно, сама зарплата, 10 тысяч я официально получал от клуба на нужды музея (за которые обязан был отчитываться каждый месяц), а ещё 10 тысяч я тратил, как бы уже сам по своему желанию, опять же на нужды музея. За эти затраты я тоже должен был отчитываться каждый месяц.

Такие условия существовали всего три осенних месяца. Таким образом я получил от клуба условно говоря 30 тысяч рублей, а затрат за это время было почти на 70 тысяч рублей. Эти деньги были потрачены в основном на печатную продукцию – книги, газеты, программки, а также на протоколы Первой лиги СССР 1990, 1991 и России 1993 годов. Это вполне себе нормальная музейная работа – восстановить статистику клуба по официальным данным. Часть средств была потрачена на воду, чай, сахар и кофе, которыми мы всегда готовы были угостить ветеранов и посетителей музея, где часто проходят встречи людей, имеющих отношение к клубной истории. Затраты, быть может, и не выглядят большими, но они были из нашего кармана, в то время, как в офисе всё было за счет клуба. Это тоже к слову.

Уточню, что за 35 лет работы в клубе все затраты на материальные вещи, протоколы, фотографии, статистические и другие моменты я тратил из своей зарплаты! Это составляло не менее 30% от общей суммы и никогда и ни кем не компенсировалось.

Но вернёмся к уведомлению о сокращении зарплаты. Мы его подписали, и нам удалось пообщаться с директором клуба, чтобы просто попытаться выяснить его позицию по нам и по музею, который оставался вообще без средств. Моя зарплата должна была снизиться до 25 тысяч, из которых, как минимум, 5 я должен был тратить на рабочие нужды.

Господин Градиленко задал нам тогда странный вопрос: «А зачем вы вообще ходите на работу, раз там нет отопления и отключен интернет?». Честно говоря, нам показалось, что он шутит, но это было на полном серьезе. Он много чего нам говорил о том, что зимой не стоит ухаживать за полями – «Зачем, если зима?», что не нужны работники столовой – «Ведь команда же на сборах», что, дескать, очень много получает уборщица, а ведь сейчас, пока нет команды, и убирать, типа, нечего. Это было удивительно слушать от руководителя, который без году неделя, как заступил на пост.

Такие инновации, наверное, характерны для руководителей современного типа. Я написал ему объяснительную, которую передал в клуб вместе с объяснительной по работе пресс-службы. Не знаю, дошли эти мои записки до директора или нет, но ответа я на них так и не получил. Однако уже ровно через 5-6 дней на пресс-конференции он, вдруг заявил, что клуб не в состоянии оплачивать огромные зарплаты сотрудников музея в размере 122,5 тысяч рублей в месяц, что на такой фонд сразу же выстроится очередь из желающих. Не волнуйтесь, не выстроится. Во–первых, это ложь – зарплаты у нас гораздо ниже. С учетом всего — по 30 тысяч и еще 20 тратилось на содержание и работу музея, из которых 10 были лично моими. Во-вторых, музей, как оказалось, ни имеет никакого отношения (ни фактического, ни юридического) к ФК «Урожай».

МУЗЕЙ И ЕГО СОТРУДНИКИ

Почившей в бозе «Кубани» тут принадлежали 5 кубков, 6 шкафов, 3 манекена и один телевизор. Всё остальное было материалами из личных архивов (моего и ветеранов), клуба ветеранов и моих друзей, давших экспонаты во временное пользование. То есть, уже почти 15 лет музей работал на имидж клуба на общественных началах. Парадокс, но это так. Работал музей на имидж, на патриотизм, на воспитание болельщиков, на сохранение истории и памяти. Поэтому такой «наезд» со стороны нового руководителя был не просто неожиданным, но и удивительным.

Не знаю, быть может какие-то советники (а таких «помощников», я думаю, там хватало) вдули в уши какой-то слушок, но такие вещи просто так не бывают. Фактически, в тот день новый генеральный обозначил одну из основных проблем клуба – музей и его сотрудники. Не было названо никаких проблемных отделов, никаких высоких зарплат, которые подрывают бюджет клуба, никаких негативных моментов. Всё уперлось в музей! Музей и обанкротил ФК «Кубань», и теперь тянет на дно ФК «Урожай»! Так выглядело выступление руководителя. Никто их присутствующих там представителей карманной (именно так!) прессы не стал уточнять, какие еще проблемы есть в клубе, и на этом дело закрылось.

Удивительно, что наш куратор А.Н.Коробка так и не стал объяснять суть того, что происходит в «Урожае» с 1-го декабря. Он очень красочно и правдоподобно рисовал перспективы развития и восстановления в августе, но через три месяца просто ушел в пространство.

Я не конфликтовал ни с кем из руководства «Кубани» и «Урожая», хотя и было с кем, и было за что. Не знаю, что случилось, чем мы так не приглянулись господину Градиленко, но в тот момент я понял, что работать в этой организации я не смогу и не буду. Слишком много сил и здоровья я оставил в клубе, которому посвятил почти 35 лет (только официально — с 1984 года). Я терпел много несправедливости, негатива, необъективных и просто посторонних людей, которых в руководстве клуба всегда хватало с избытком. Моя работа была для меня не пустым словом. Я ее делал на совесть и благодарен тому, что прошел через много лет футбольного бытия.

Последние годы были неимоверно тяжелыми. Мы жили без зарплаты по 3-4 месяца и более, решали многие вопросы за свой счет, но чести клуба не уронили. Кстати, клуб, который остался должен своим сотрудникам по 3-4 зарплаты, недавно предъявил мне иск на 68 тысяч рублей за расчеты по книге, которая так и не вышла, но которую я делал за свой счет. Это была книга к 90-летию ФК «Кубань». Вот такие интересные дела творились в ФК «Кубань». Мы никогда не получали адекватной нашей работе зарплаты, не лизали зад руководству, не были чьими-то родственниками или «блатными». Мы просто трудились в силу любви к своей работе. Работали много и достаточно хорошо, учитывая сколь сложно это было делать в таких, мягко говоря, абсолютно не адекватных условиях.

ПРАВО НА ВОССТАНИЕ

И вот теперь я вынужден уходить, ибо работать стало абсолютно невозможно в такой атмосфере, с таким руководством. Ложь и лицемерие – это основное направление в работе ФК «Урожай», причем на всех его участках. Я практически не бываю в социальных сетях, но знаю, что сейчас там идут оживлённые «дискуссии» и стоит какой-то шум вокруг моего имени. Выясняется, что я чуть ли не поднимаю народ на восстание. И всё из-за обращения ветеранов, в подготовке которого я принял участие, и из-за которого оказался крайним в силу «интересной» позиции некоторых представителей старой гвардии, готовых сегодня с лёгкостью отказаться от собственноручной подписи.

Скажу сразу: там нет подлога. Текст пришлось сокращать и корректировать, а новый вариант, я не успел вновь представить всем. Но ведь суть обращения не изменилась, даже были смягчены некоторые моменты. Но у кого-то такая вот гражданская позиция. Сегодня здесь. А завтра там. Нынче это запросто. Что же, тогда получается, что я силой заставил людей подписаться?

Спешу успокоить: восстания не будет, всё тихо и спокойно. Нет «Кубани», нет ещё кого-то, ну и пусть. Главное, чтобы про кого-то не подумали плохо. Я просто пытаюсь добиться справедливости и уважения к тем людям в клубе, которых новое руководство оскорбило и старается унизить своим хамским отношением, невыплатой зарплаты почти за три месяца, всяческим выдавливанием с работы.

Дмитрий Витальевич, ну будьте же мужиком! Пригласите всех сотрудников и скажите: «Всё, мы не в состояние содержать в таком объеме клуб, команду, и будем сокращать». Было бы печально, но хотя бы по-честному…

А на данный момент большинство сотрудников клуба написали жалобы в Прокуратуру. (я, кстати, был в числе последних – слишком поздно узнал, посему, никак не складывается утверждение о том, что это я поднимал людей на баррикады, люди и сами всё поняли) и Государственную трудовую инспекцию. Теперь нам, сотрудникам ФК «Урожай», остается ждать законной оценки происходящего в этом клубе.

Так что, господа оппоненты, не я выдавил из клуба игроков, тренеров и сотрудников. Не я не плачу почти три месяца зарплату, не я говорю сотрудникам, что, мол, все равно всех вас отсюда выживу. Вот и судите сами, кто есть кто.