Совместная пресс-конференция генерального директора и главного тренера ФК «Урожай»

3 октября 2019

Второго октября на учебно-тренировочной базе «Северная» прошла пресс-конференция генерального директора ФК «Урожай» Станислава ЛЫСЕНКО и нового главного тренера жёлто-зелёных Андрея ГОРДЕЕВА.

ФК Урожай

Станислав ЛЫСЕНКО (СЛ): Очень приятно, что такое внимание. У нас действительно произошли изменения. Давайте построим диалог таким способом, чтобы всё было по существу. Мы – я и Андрей Львович – открыты для всех и готовы ответить на любой вопрос.

Андрей ГОРДЕЕВ (АГ): Я в свою очередь хочу просто поблагодарить руководство за выбор, за доверие. Сейчас такое время, что нам приходится всем вместе консолидироваться и двигаться в одном направлении. Это всегда очень важно для футбола, для команды. Поэтому я рад оказаться здесь.

Как теперь будут расти пацаны

- Изменения в тренерском штабе связаны с турнирной ситуацией или есть более глобальные причины?

СЛ: Я уже говорил об этом и повторюсь, что тренерская жизнь она такая серьёзная и, может быть, даже неблагодарная. Всегда рано или поздно наступает конец в конкретном клубе и в конкретной команде. Поэтому, если говорить глобально, наверное, настал тот момент, когда мы почувствовали некий тупик. А нужно дальше развиваться, дальше двигаться вперёд, невзирая на наши сложности. Но, коль мы замахнулись на то, что надо восстанавливать былые заслуги, то, повторюсь, что следующий год будет для нас значимым по многим вопросам. В том числе и по решению задачи выхода в ФНЛ.

Ну и, конечно же, турнирная таблица… Она никого не радует. Ни меня, как генерального директора, ни болельщиков, ни руководителей, ни всех нас. Наверное, когда все вместе сошлось, и было принято решение. Может быть, для меня оно крайне болезненно. Но, по крайней мере, я рад, что тому, что Андрей Львович дал согласие, и тому, что старый тренерский штаб работает вместе с ним.

- Андрей Львович, как Вы оцениваете на данный момент имеющийся состав и нужно ли, на Ваш взгляд, ему усиление? А, если да, то какое?

АГ: Я хочу сказать, что очень своевременно руководство сделало этот шаг, пригласив меня. Одна из главных задач сейчас — как раз определиться с ребятами, определиться с кандидатами и найти тех, кто сможет выполнять достаточно серьезные задачи, стоящие перед клубом. Спустя какое-то время я смогу ответить на этот вопрос. А сейчас, я думаю, что он немножко преждевременный.

Почему? Да потому, что мы рассчитываем на всех ребят, которые сейчас находятся в команде. А команда состоит не только из тех 11 футболистов, которые выходят на поле. Поэтому, коль скоро, мы не можем поменять ситуацию, мы будем рассчитывать на тех людей, с которыми мы сейчас работаем. Мы действительно верим в ребят и понимаем, что кто-то может ещё раскрыть свой потенциал. Но, главная задача, конечно, это определиться с кандидатурами для выполнения уже более серьезных задач. Работа ведётся в этом направлении.

И я верю в тренировку. Верю, что можно раскрыть потенциал футболистов. Поэтому посмотрим, как команда примет требования, как ребята к ним адаптируются, насколько быстрым получится рост футболистов. Но, ещё раз говорю, что доверие — это такая немаловажная деталь. Причём не только в футболе, но и во всей нашей жизни. Посидели, поговорили с ними. Посмотрим, как они на всё это будут реагировать.

- Станислав Анатольевич, наверное, у вас было несколько кандидатов на должность главного тренера…

АГ: Уже понятно, что я победил всех кандидатов (смех в зале – прим.).

- По каким критериям вы подбирали и насколько сложно было договориться с Андреем Гордеевым?

СЛ: Договориться было не сложно – два посещения ресторана, общение и всё.

АГ: Пили только чай (смех в зале – прим.).

СЛ: А если серьёзно, вопрос, действительно, хороший и правильный. Конечно же, когда стоит вопрос выбора тренера, очень важно, чтобы тренер подходил по многим нашим параметрам и критериям. Важно, чтобы он мыслил, как мы. И не о том, кто должен на поле находиться, а о том, как строить команду. Вот это немаловажно, вот здесь мы нашли единение и взаимопонимание друг у друга.

По поводу кандидатур… Их было очень много. Зайдите в Интернет и посмотрите, сколько сейчас свободных тренеров. Назывались и более именитые фамилии. В итоге пришли к пониманию, что Андрей Львович соответствует всем вашим параметрам. Да, он действительно много времени работал в разных клубах премьер-лиги и ФНЛ. Второй дивизион для него – первый опыт и тоже немаловажный серьёзный шаг. Я надеюсь, что он нам поможет, и мы ему поможем. Да, очень важно, чтобы человек много работал с молодёжью. Вы прекрасно знаете нашу команду, и я соглашусь, что в разных руках любой игрок может по-разному играть и развиваться. И это ни в коем случае не укор Андрею Викторовичу (Юдину – прим.). Наоборот, я ему очень благодарен за то, что он действительно занимался становлением в самый сложный момент.

Я вчера уже комментировал, что я очень буду рад, если все футболисты останутся, и все будут соответствовать требованиям для решения наших задач. Тогда я сэкономлю, как генеральный директор. Я буду только «за», если мы с этим коллективом выйдем в премьер-лигу. Да, жаль, что не всегда так получается. Но, самое важное, что мы (я, как генеральный директор и Любомир Кантонистов, как спортивный директор) увидели в глазах тренера искру и желание помочь в построении команды с потенциалом на будущее. Вот это те главные критерии, на которых мы опирались.

- Так в чём всё-таки сходятся ваши взгляды на строительство команды?

СЛ: Мы опираемся на молодых. У нас очень много молодёжи, это немаловажно. Всё-таки у нас и команда молодая, и футболисты молодые. Андрей Львович готов работать с ними и развивать. Конечно же, в последующем мы всегда будем учитывать его мнение при выборе игроков. Будем учитывать его взгляд и его требования к футболистам.

Также мне симпатичен тот агрессивный и быстрый футбол, который проповедует Гордеев. Кроме того, человек, играл на позиции защитника. Значит, наверное, умеет выстраивать оборону.

Причины и перспективы

Гордеев Андрей

- Каждый новый тренер обычно предъявляет руководству клуба список необходимых ему игроков. Андрей Львович, вы такой список предъявляли?

АГ: Я вам расскажу интересную историю о том, как так один из тренеров-кандидатов ещё в подмосковный «Сатурн» приезжал. Это был итальянец Дзаккерони. Когда он всех собрал, то говорит: «Мне всё нравится, все условия, в общем, всё. И, вот, пять человек всего…». Ему отвечают: «Да, здорово, 5 человек, отлично, каких нужно? Кого надо приобрести?». Он в ответ: «Вы меня не поняли, пять человек остаются…». Поэтому, нет, знаете. Я, как бы, не приносил никакого списка и вот почему… Я в начале сказал, что очень важна своевременность. Я здесь на стороне руководства потому, что, действительно, нужно понять потенциал. Отказаться от игрока можно в любое время. Но сейчас задача другая — понять потенциал игроков и выяснить, смогут ли они при должном отношении и предложенном тренировочном процессе повысить свой уровень. Вот прямо сейчас, на ближайшее время это основная задача.

Ну и плюс, конечно, всегда интересно, когда ты видишь, чем ты можешь помочь команде… Когда ты видишь какие-то моменты, которые надо необходимо улучшать. Какое место займёт команда после этого? Да трудно сказать. Куда вынесет её вот эта волна, когда сумеем наладить какие-то вещи? Тоже трудно сказать.

Конечно, наверняка потребуется такое-то усиление. Будет это или не будет — покажет время. Главное — определиться с ребятами и с их дальнейшим прогрессом. Вот это, наверное, основное. И при этом надо сделать такие небольшие шажочки вверх, чтобы команда росла, чтобы команда немножко прогрессировала. А дальше, я думаю, что мы все ещё соберёмся, всё ещё раз обговорим и предпримем какие-то дополнительные шаги или примем решения для того чтобы, команда развивалась.

- Для вас приход в «Урожай» — это понижение? Ведь вы всегда работали на более высоком уровне.

АГ: Я сейчас абсолютно не лукавлю и скажу, что люди решают всё. Вот, я встретился с руководством, поговорили немножко. Потребовалось две встречи. И я почувствовал искреннюю заинтересованность в том, чтобы сделать команду не просто на словах, а на деле. Плюс, это не какие-то голословные заявления людей, которые мало понимают в футболе. Это искреннее желание настоящих футбольных людей. Поэтому мне тоже искренне захотелось поучаствовать в этом и помочь. Вот это, наверное, основной мой мотив. Ну, ещё, конечно, то, что когда есть перспектива у команды и у клуба, это всегда интересно для тренера.

- Станислав Анатольевич. В начале сезона Вы говорили, что «Урожаю» по силам занять пятое место. Но команда играет крайне нестабильно. Из-за чего это происходит, и какое место вы прогнозируете сейчас?

СЛ: По первой части вопроса полностью с вами согласен – ни убавить, ни прибавить. Но, если возвращаться, если бы меня ещё раз спросили, я бы ответил то же, что и на самой первой пресс-конференции – что нам по силам занять пятое-шестое место. Я тут действительно говорю искренне, что уровень нашей команды сопоставим с уровнем всех команд нашей группы, за исключением «Алании» (хотя мы тут ещё посмотрим) и «Волгаря». Вот это две команды, которые выделяются по набору игроков, по качеству игры и по тому, как они сейчас выглядят. Конечно, они превосходят многих. Мы же, как и все остальные команды, по составу примерно на одном уровне. Можем, как выиграть, так и проиграть.

Нестабильность, наверное, связана с многими факторами. Это, наверное, психологически понятно потому, что у нас 14-15 человек не играли никогда. И это я сейчас говорю не про молодых, которые 2001 года рождения. Это вообще, в принципе, про людей, которые не играли нигде и никогда на профессиональном уровне. Даже тот же Шульгин, которому 22 года. Он нигде и никогда не играл. Хотя потенциал, по моему мнению, у него высокий.

Конечно же, это та самая причина, по которой нас болтает. Может быть, там в какой-то степени следовало тренерскому штабу подойти более индивидуально. Но это уже, наверное, детали.

Если бы мы начали чуть-чуть по-другому — там взяли бы и выиграли пару игр — я думаю, что мы, может, ещё и выше были бы. Потому, что психологически были бы более уверенны и раскованны. А когда чем больше неудач, тем больше что-то там не клеится.

Тем более, надо сказать тоже честно о том, что нам где-то и не везло. Например, с тем же Ставрополем. Тогда, проигрывая 0:2, мы могли и выиграть. Замечательная игра! Вот, выиграй тогда… Я считаю, что это одна из наших лучших игр по самоотдаче. По стремлению, по желанию двигаться и по тому, что вообще показала команда, мы превзошли «Динамо» (Ставрополь). А то, что мы проиграли 1:2… Да, где-то не повезло, где-то, может быть, не забили то, что должны были забивать. Удаление там, опять-таки, на 13-й минуте. Это сказалось.

Чем дольше идёт турнир, тем больше нервозности, тем больше желания как-то всё-таки исправить. Но, наоборот, получается ещё хуже. Вот к этому мы и пришли. А касаемо уровня команды, я и сейчас я говорю, что мы будем где-то в районе пятого места.

- Андрей Львович, тут получается, что Станислав Анатольевич бросил Вас прямо в прорубь…

АГ: Давление на тренера – прошу отметить… (смех в зале – прим.).

- Сейчас Нальчик со своей спецификой…

АГ: Да, конечно, очень непростая команда на самом деле. Организованная. Сейчас смотрим, готовимся.

- А потом приезжает команда, которая де-факто уровня ФНЛ. Я говорю об «Алании». У Вас есть мысли, как ей противостоять?

АГ: Ну подождите про «Аланию». У меня сейчас есть мысли, как противостоять Нальчику. Сейчас готовимся на выезд. До «Алании» ещё дело дойдёт. Пока честно вам скажу, что о том, как сопротивляться «Алании», я даже не и думал ещё. Надо действовать как постепенно. Сейчас готовимся к предстоящей игре, настраиваемся, просматриваем соперника. Как бы всё идёт должным образом. Но в своё время я Вам отвечу. Другой разговор, что получится и не получится у нас с ребятами это показать. Но мы стремимся к тому, чтобы потихонечку-потихонечку они эти требования принимали и, самое главное сумели показать это на футбольном поле.

Вот это, наверное, сейчас самое важное — чтобы донести до футболистов, чтобы они не только поняли и приняли, но ещё и смогли это воплотить на футбольном поле. Это, конечно, процесс. Поэтому я далёк от каких бы то ни было прогнозов. Но скажу, что всё, что необходимо, мы постараемся, конечно, сделать. Какие-то вещи, безусловно, поправить. Мы над этим работаем.

- Зачастую трансляции выездных матчей очень плохие. Есть ли у клуба возможность взять их организацию на себя?

СЛ: Сейчас всё упирается наши возможности. Но мы на следующий год планируем — и я надеюсь что мы будем уже состоянии это делать — закупать дополнительные камеры, чтобы расставить их за ворота. Будем собственную трансляцию вести. В этом году вряд ли получится, наверное. Хотя, всё может быть. Дебет с кредитом подобьем, и тогда будет более понятно. А следующий сезон – да, мы к этому готовимся. Я понимаю, о чём Вы говорите. Просто тут вторая лига. У многих возможностей нет. Тут ещё одна проблема — стадионы бывают необорудованными. На многих нет даже возможности снимать с вышки, нет качественного Интернета, нет качественных камер. Для зрителя и для болельщика это, конечно же, очень важно. И мы будем стараться это делать.

- Насколько учредители гарантируют вам финансовую возможность решать серьёзные задачи?

СЛ: Сейчас уже есть чёткое понимание финансирования следующего года. И я не могу этому не верить. Хотя бы потому, что с того момента, как я здесь работаю (а пошёл уже четвёртый месяц), ни одного обещания не проигнорировали, всё делается. У нас есть спонсор, который стабильно нам выплачивает. Транши поступают ежемесячно. Всё, что нам необходимо, всё делается. Я не вижу сейчас оснований не доверять. Всё очень надёжно и стабильно.

Добрый злой тренер

Гордеев Андрей

- Андрей Львович, Вам довелось поработать с такими специалистами как Хиддинк и Гаджиев. Что Вы взяли от каждого из них? И ещё… В своей тренерской карьере Вы пересекались с Олегом Мкртчаном. Ваше мнение об этом человеке?

АГ: Ну, я все секреты, конечно, Вам не расскажу. Это естественно. Самое главное, если ты что-то берёшь, то обязательно пропускай через себя. Потому, что слепо копировать кого-то – это, наверное, не правильно. Вот, какие-то важные вещи по управлению коллективом, какие-то вещи, связанные с видением футбола, безусловно, ты отмечаешь. И, пропуская через себя, сравниваешь и что что-то оставляешь. А что-то отбрасываешь, потому что это не твоё.

На самом деле, Гаджи Муслимович (Гаджиев – прим.) — это вообще мой учитель. Он работал главным тренером в подмосковном «Сатурне» и поучаствовал в том, чтобы я сразу стал главным тренером молодёжной команды. Поэтому, конечно, многое. Какой-то общий подход, профессионализм, видение ситуации — такие вещи, безусловно, накапливаются.

И ещё один очень важный момент… Хотелось бы отметить, чем отличаются большие тренеры. У нас же вообще сталелитейный цех. Так вот, сложные ситуации многие воспринимают как бы в натяжку, со стрессом. А смотришь на больших тренеров – их, наоборот, сложные ситуации как-то даже окрыляют и дают дополнительные силы для работы, для того, чтобы двигаться и развиваться дальше. Вот такие вещи, конечно, в свою копилочку складываешь.

А что касается Олега Артушевича… Он мне тоже много дал полезных советов, когда был президентом донецкого «Металлурга». У нас были абсолютно нормальные отношения, и расстались мы очень хорошо. Даже, несмотря на то что, довелось не так долго поработать, как хотелось бы. Но, чувство уважения — оно на самом деле при мне. Я знаю, что сейчас ситуация у него не простая. И, несмотря на такую сложную ситуацию, я всегда и везде говорил, что это, во-первых, профессионал. А во-вторых, это человек, который понимает, как управлять людьми.

- Андрей Львович, Вы один приехали? Без помощника? Планируется ли какое-нибудь дальнейшее усиление тренерского штаба?

АГ: О будущем развитии клуба мы, естественно, общались с руководством. И я здесь тоже вижу поддержку. Я обозначил позиции, которые, на мой взгляд, нужны в клубе. Без которых ни один большой клуб не развивается. Но, ещё раз говорю, это дело будущего. А мы с вами находимся в настоящем. Сейчас я работаю с прежним тренерским штабом. Меня, в общем-то, многие вещи устраивают. Поэтому пока мы, конечно, пока притираемся и присматриваемся друг к другу. Но, я хочу сказать, что, вот, первое чувство — оно очень хорошее.

- Андрей Львович, а Вы тренер добрый или злой?

АГ: А как определить? Вы знаете? Когда и в каких случаях нужно оказывать давление на футболиста? Дисциплина? Да, совершенно верно. Ещё, наверное, если он не выполняет какие-то игровые требования. Вот здесь ни о какой мягкости не может быть и речи. Когда надо надавить, тогда, естественно необходимо включать определённые рычаги. А в целом в общении, когда ты хочешь что-то донести до ребят… Вот сегодня на тренировке мы, к примеру, немножко пошли прессинг в средней зоне. Ну, я вижу, что на тренировки не всё получилось. Но, это первая тренировка на определенную тему. И, вот, как мне, допустим, высказывать какие-то претензии? Я же понимаю, что ни у меня, ни у них нет волшебной палочки — чтоб взмахнуть и всё в одночасье зарабатывало. Конечно, это надо понять и принять.

Я отдаю себе отчёт, что надо просто ещё раз повторить, донести, ещё раз постараться это сделать. То есть, как бы проделать определённую работу над ошибками. Это нормально. И в общении у меня нет каких-то таких друзей, не ставлю себя выше кого-то. Я понимаю, что все мы стоим двумя ногами на земле. И, наоборот, только когда все вместе, когда есть вот такая консолидированная группа, которая хочет достичь общих результатов, только тогда это даёт хорошие результаты. Поэтому «добрый-злой» — я в таких категориях не живу. Вот, если надо будет, то получите по полной программе.

И в 156-й раз о резерве…

Гордеев Андрей

- Станислав Анатольевич, что происходит с резервом? Говорят, что ребят отчисляют, они не ездят на соревнования…

СЛ: Это очень интересный вопрос. Очень интересно закрываться резервом когда, вот, не всё так сладко. Да, было в прошлом году — мы закрывались. «Мы» — это «Урожай». Конечно же, я тут, наверное, буду камень в огород интернет-пространства кидать. Потому, что если там всё читать и всё слушать, то от этого можно с ума сойти. От того, что происходит. Вплоть до оскорблений и всего остального. Поэтому я не хочу в это даже вдаваться. Но по поводу резерва скажу следующее…

Я, наверное, уже повторюсь. Потому, что я об этом уже говорил в интервью и на пресс-конференции мне задавали этот вопрос. Резерва никогда и не было. Вот если мы говорим о том резерве, то резерв там был несколько лет назад — когда его финансировал футбольный клуб «Кубань», когда ещё была «Кубань». После всего происходящего, когда уже начало происходить банкротство и всё остальное – а это уже два года. Вот с этого времени и нет резерва. Есть спортивная школа по футболу, где числятся дети разных возрастов. И мы с этой школой подписываем договор для того, чтобы лицензироваться. И вот на эти вот договоры мы тратили большие деньги. С учётом того, что проблемы серьёзное возникли, на это дело тратились большие деньги. Я вообще категорически против такого подхода. Я, как генеральный директор, не могу тратить деньги на то, что не моё. Это, наверное, не совсем правильно.

А теперь начнём с того, что сегодня мы хотим всё это реанимировать. Мы хотим создать школу на базе, на данный момент – «Урожая», чтобы это были наши дети, свои дети. Пусть они будут у нас на данный момент не самые одаренные, может быть. Но нужно с чего-то начинать. Потому, что прикрываться тем, чего у нас нет… А потом говорят, что генеральный директор пришёл и разогнал резерв… Его у нас не было — так напишите и несколько раз подчеркните: РЕЗЕРВА У НАС НЕ БЫЛО!

- Но, одно из условий лицензирования – это наличие резерва…

СЛ: Неправильно. Своя школа для лицензирования необходима только в премьер-лиге. Во второй лиге достаточно иметь договор со спортивной школой. Эта спортивная школа вам выделяет ребят нужного возраста, которые участвуют в обязательных соревнованиях в России. И всё. А мы тратили на всё это большие-большие деньги. Ну, нелогично просто.

На данный момент есть некое такое зачаточное состояние организации нашей школы. Ну, это такой серьезный вопрос, и надо долго рассказывать.

- Андрей Львович, охарактеризуйте свой стиль игры? Какой бы Вы хотели видеть «свою» команду?

АГ: Вы знаете, вот как раз об этом говорил с командой на первом нашем теоретическом занятии. Что хотелось видеть? Как бы хотели играть? Агрессивно? Ну, так многие заявляют. Что такое агрессивно? Я так скажу, что агрессивно — это давление, это чтобы быть первым на мяче, стараться играть первым номером. Можем ли мы сейчас в данный момент так сыграть? Ну, наверное, будем идти к этому.

Что руководство сказало, когда мы беседовали о футболе? Ну, конечно, всем хочется, чтобы команда играла. Играла, прежде всего. Это болельщики любят, народ ходит. Да, всем хочется чтобы команда демонстрировала игру. А что такое «играла»? Играть тоже можно по-разному. Можно играть на контратаках и так добиваться положительного результата. Можно играть первым номером. Можно играть в давление. Можно прессинговать. Поэтому посмотрим. Всё это даст нам пищу для размышлений о том, насколько ребята смогут что-то принять.

Мы им какие-то вещи сейчас даём, но очень важно поправить дела в обороне. Вот, на сегодняшний момент ребята схватывают, ребята, как бы, так понимают. Но надежности именно в наших оборонительных порядках пока нет. А всё начинается именно с обороны. Пока хочется видеть надёжную игру сзади, на которую, я уверен, наложатся и хорошие моменты, и забитые мячи, и всё остальное.

- То есть, задача у Вас – всё построить от печки?

АГ: А дом всегда начинают строить с фундамента. По-другому – никак.

- И, тем не менее, что в дальнейшем? Какой футбол Вы хотели бы видеть?

СЛ: Побеждать с крупным счетом 1:0. 

АГ: Это когда, помните, Кононов в «Спартак» приходил и сказал про спартаковский футбол. Вот вы понимаете, это какой футбол? Интересно об этом поговорить, подискутировать. Я сказал, что мне импонирует, когда команда играет плотно, когда команда прессингует, когда команда быстро переходит из обороны в атаку. Но, в тоже время, всё, что называется «постепенное нападение» — а над этим мало кто работает — мне тоже интересно. И тоже хочется дать это ребятам. Самое главное, чтобы мы понимали игру. Вот как только вся команда одинаково начнёт понимать какие-то моменты из игры, тогда мы получаем преимущество. Вот моя задача как раз и состоит в том, чтобы этого добиться. А когда есть преимущество, тогда это выливается уже в результат.

Мы всё равно будем вместе

Лысенко Станислав

- Андрей Львович, по нашим внутренним «политическим» причинам вам придётся играть практически при пустых трибунах. Вы готовы к этому морально?

АГ: Мы как раз только что говорили об игре. Вот, хочется, чтобы народ потом приходил на наши матчи. Ну, пока что делать? Это объективность такая. Знаете как?.. Это будут официальные товарищеские игры. Так получается.

- Андрей Львович, вы знакомы с нашей ситуацией? В курсе о параллельном существовании «Кубани» и «Урожая»? Или Вас это не интересует?

АГ: Вы знаете, я абсолютно спокойно отношусь к этой ситуации. Я ею не владею потому, что меня здесь не было в этот момент. Конечно, я переживаю. Ведь и самому пришлось пройти то же самое с «Сатурном». Я понимаю, что это такое, когда команда перестаёт существовать. Это очень больно прежде всего для болельщиков. Но, соответственно, и у руководства появляются какие-то желания, чтобы больше не испытывать таких неприятных эмоций. И, наоборот, подарить и сделать что-то положительное. Поэтому я думаю, что сейчас этот этап, и об этом этапе надо разговаривать.

- Станислав Анатольевич, считаете ли Вы необходимым работать сейчас со всеми болельщиками, для которых слово «Кубань» — не пустой звук? Ведь часть из них сейчас поддерживает другую команду. Как Вы для себя видите всю эту ситуацию?

СЛ: Если возвращаться к интервью, которое я давал, всё равно мы будем вместе. Как бы это ни звучало. Может быть, это на сегодня чересчур позитивно. Но мы будем вместе. Когда это будет, и какими путями — это уже, наверное, вопрос для меня не второй, а третий или четвёртый. Но, по крайней мере, надо своими действиями и своей работой доказывать и возвращать болельщиков.

Далее. Вы тоже прекрасно всей ситуацией владеете и всё знаете. На протяжении всего года — я говорю именно «года», а не 3 месяца, которые я зашёл… Вот, тут представитель Greenmile есть — он прекрасно знает, чем я занимался и как это выглядело там в общественной организации. Для чего я сюда зашёл, по каким я причинам зашёл, как я собирал стадион — там 2.500 пришло — и общался с людьми. Ну, наверное, скажу так, что я немало сделал для того чтобы пытаться всё-таки выходить на более высокий уровень именно с болельщиками. А то что, происходит на интернет-порталах и там творится, я принципиально не читаю. Конечно же, у меня есть пресс-атташе, который мне рассказывает иногда.

Если мы говорим о действительно переживающих болельщиках, то, послушайте, я со многими сейчас общаюсь, мне письма пишут, мы общаемся, поддержка бешенная. Но разговаривать всё время с позиции войны… Я уже свою позицию высказал раз и навсегда и не собираюсь повторяться. Если кому-то интересно воевать всё время… Вы знаете, вот есть люди, которые всегда сильны в войне. Что-то сотворить или сделать позитивное им не интересно. Поэтому тут, наверное, будет намного сложнее. Я готов с людьми разговаривать, готов общаться.

Вот ко мне сегодня пришёл сотрудник службы безопасности и говорит: «Станислав Анатольевич, с вами там уже третий месяц никак не могут встретиться болельщики «Урожая» в количестве 10 человек…». То есть, ну так сложно, что ли? Я ж вот тут работаю с утра до вечера. Приезжайте, — говорю. Давайте разговаривать. То есть, можно сколько угодно делать. Но, если вторая сторона в ожидании — а это я это вижу что, в ожидании – тогда у меня другое предложение. Давайте тогда поживём-увидим. Вот, пройдёт следующий сезон… А вы знаете прекрасно, чего самого главного ждут болельщики. Вот тогда. Пока же давайте все вместе попробуем быть в ожидании.

Мы своей работой – я, как генеральный директор, а команда во главе с главным тренером, со своей стороны, спортивные результаты будут повышать — и так потихоньку будем возвращать болельщиков. Я категорически против того, чтобы уговаривать. Я считаю, что это всё должно быть с душой. За что болельщики приходят на стадион — это самый верный способ. он более тяжёлый и более длительный. Ну, я призываю всегда, я готов разговаривать со всеми.

Всё-таки это надо сказать… Да, вы знаете, на какой стороне я был. И когда это всё происходило, я с чистой душой поехал разговаривать с руководителем. Я пообщался, мы отбросили все наши обиды и начали работать. Вот надо только таким способом возвращать былые заслуги.

- Андрей Львович, хочется спросить о Вашем резюме. Что может сказать о себе Андрей Гордеев?

АГ: Ещё раз повторюсь. Я в верю тем людям, с кем работаю. Мне всегда хочется раскрыть до конца футбольный потенциал игроков. И, где бы я ни работал, мне всегда удавалось сделать команду, которая, скажем так, действовала очень привлекательно. Практически всем командам, с которыми я работал, мне удалось привить, что называется, вкус к игре. Вот это, пожалуй, основное.

- В «Кубани» очень часто менялись тренеры. А теперь это происходит и в «Урожае». В этом контексте хочется спросить: как долго Вы рассчитываете тут задержаться?

АГ: У нас подписан достаточно долгосрочный контракт. Поэтому моё пожелание — чтобы как можно дольше. Но мы предполагаем, а располагаем не всегда.

- Так, а на какой срок контракт?

СЛ: На полтора сезона.

- Этот и следующий?

СЛ: Да.

Николай КРИСТЯ (НК), пресс-атташе: Квота замен тренеров в «Урожае» на этот год исчерпана.

СЛ: Надеюсь, что квота замен генеральных директоров тоже исчерпана.

НК: Ну, генеральные всё-таки не так часто меняются.

Надежда на Урожай

Кристя Николай

- Станислав Анатольевич, давайте вернёмся к этому злосчастному резерву. Есть, так называемые, вопросы наших читателей. Нельзя не задать. У нас же клуб открытый?

СЛ: Конечно. Давайте вопросы.

- Сколько в «Урожае-2» воспитанников «Надежды»?

СЛ: Двое.

- Кто-нибудь из них дорос до первой команды?

СЛ: Мне, как генеральному директору, не хотелось бы давать оценку. Но, как человек футбольный, скажу, что верю в этих ребят и в их достаточно серьёзную перспективу. Перспектива для меня – это не просто, что, вот, человек сегодня готов, вышел, три забил, пять отдал. Или, там, отлично как защитник действовал. Для меня перспектива – это некий потенциал человека, который по моему футбольному взгляду действительно соответствует команде, в которой может дальше расти, развиваться и добиваться успехов.

У нас сейчас два человека с «Надежды». Ну, я понимаю, что «Надежда» — это как ком в горле у многих людей. Даже тренер Андрей Викторович (Юдин – прим.) верил в этих ребят. Насколько там серьезно, это, наверное, у него надо спрашивать. Никогда не было давления и никогда не будет давления, чтобы этот ребёнок — а для меня он ребёнок (одному — 18 лет, другому — 17 лет)… Тут ещё очень такой деликатный вопрос — это мой сын. Да, всегда будут кривотолки, всегда будет непонимание.

Но, есть банальность — возьмите статистику и посмотрите. InStat, например. Вот и всё. Это, конечно, не совсем правильно, это дилетантский подход. Но, когда начинается спекуляция на этом, я говорю: откройте InStat и посмотрите КПД. И всё станет понятно, всё станет ясно. А если заниматься вкусовщиной — кому-то нравится, кому-то не нравится. Потом, самое главное… Ну, давайте я это всё-таки более расширенно расскажу. Самое главное: вы же сами — болельщики, футбольные люди – хотите, чтобы наши воспитанники здесь были. И тут же сами себе противоречите. Вот, с «Надежды» два человека. Но «Надежда» — это такой же клуб-школа, как и все остальные. У нас с СШ по футболу есть люди. У нас 15 человек, которые с края, которые занимались в бывшей «Кубани». Но, это ж должно быть с вашей стороны похвально, а получается что-то не совсем правильно.

Внимание всегда акцентируется на том, что самое больное. А у наших тренеров, которые руководят клубом – Андрея Викторовича (Юдина – прим.) и Александра Сергеевича (Кайванова – прим.) — немножко другая оценка. Понятное дело, что все всегда хотят, чтобы был футболист, который готов. Но как-то же надо развивать молодых. Особенно, в нашей ситуации, когда у нас не было финансовой возможности приобретать футболистов. И, вообще, в принципе не было возможности набрать команду за один месяц.

Да, мы пошли бы таким путём. Может быть, это искусственно. Но, люди начинают расти дальше. Вот, есть Андрей Львович, который дальше оценку этим футболистам. Я не говорю, что конкретно этим двум, о которых мы сейчас ведём речь. Я говорю вообще за всех. Лично я вижу потенциал, и для меня это очень важно. В футбол не играют по блату. Я против этого. Но, с другой стороны, для меня это всегда болезненный вопрос будет. Я боюсь и стараюсь вообще не комментировать никак эту ситуацию. Но, что я должен делать, если футболист Лысенко по моему мнению перспективный, и тренеры, вроде как, это видят. Я как должен как нему отнестись? Выгнать из команды? Как я должен поступить? Вы поймите меня правильно.

- Можно ли из «Урожая-2» привлекать игроков в первую команду?

СЛ: По заявке – нет. Потому, что они не заявлены за «Урожай». Если мы говорим за «Урожай-2», то он сейчас, конечно же, доигрывает чемпионат. По ряду объективных причин эта команда у нас разбежалась. В той ситуации, когда мы набирали первую команду, достаточное количество неплохих молодых пацанов поразбежались. Борзенков ушёл в «Биолог», Тесленко — в ЦСКА. По разным причинам ушли. Кто-то — по финансовым, кто-то потому, что хочет играть сегодня и не готов ждать. Но, это были их желания. Мы не держали никого. На тот момент мы считали, что, кто хочет и кто может, тот будет с нами. В дальнейшем я убеждён, что у нас будет «Урожай-2» с ребятами, которые действительно подают надежды и у которых горят глаза. Пусть это будут даже совсем молодые ребята. Ну, только, наверное, так. По-другому нельзя.

НК: А из «Урожая-2» у всех есть надежда попасть в «Урожай-1».

- Станислав Анатольевич, Вас приятно удивил высокий балл сына по InStat?

СЛ: InStat – это некая сухая оценка. Я сейчас я на неё меньше всего обращаю внимание. Я на неё обращаю внимание только тогда, когда начинаются споры. А так, у меня тоже есть футбольный взгляд. У каждого есть свои сильные стороны. И когда они развиваются, мне это нравится. Причём, речь не идёт о конкретном человеке. Я вижу, кто развивается больше, а кто меньше. Вижу, кому над чем работать надо. Но это я сейчас уже как тренер начинаю рассуждать.

- Станислав Анатольевич, Вы довольны тем местом, которое занимает команда?

СЛ: Нет, конечно. Категорически не доволен.

- Тогда почему Вы оставляете Андрея Викторовича Юдина в клубе? У многих болельщиков это вызвало недоумение.

СЛ: Вы знаете, изумление будет всегда, чтобы ты не делал. Это первое. Второе — я всегда чтил и буду чтить и уважать людей вне зависимости от того, выполнили ли они задачу или нет. Получилось или не получилось. Андрей Викторович — профессиональный человек, действительно много сделавший для «Кубани», очень известный в прошлом футболист. И я не имею права, наверное, так просто человека взять и убрать. С другой стороны, — опять же это время покажет — насколько там действительно будет необходимость, насколько у нас будут возможности, насколько человек сам готов работать в статусе не главного тренера, а помощника. Как они с Андреем Львовичем найдут общий язык… Это много, много, много факторов, которые мы дальше будем оценивать.

Я почему говорю, что всегда будет изумление и недовольство? Сейчас возьми и убери, выгони человека… Вы же сами говорите, что вот, мол, варяг пришёл…

АГ: Говорят так?

СЛ: Уже говорят. Давайте уважать всё-таки, действительно. Я бы всё-таки очень хотел, чтобы как можно больше футбольных людей работало. «Реал» возьмите или любой клуб. Там 80% людей работает. И это правильная позиция. Мы говорим: «Давайте строить». Вот я и строю этот клуб. Может быть, я в чём-то ошибаюсь – возможно. Но, я искренне это делаю. Я действительно хочу, чтобы эти люди работали. Вот, наши – здесь, рядом. Нужен будет Андрею Львовичу помощник – мы об этом тоже разговаривали. Всему своё время. Пока у нас нет возможности, дальше мы посмотрим. Тренер по физподготовке, возможно, нужен будет. Конечно же, мы растём. Но мы не можем сразу вот отсюда прыгнуть сюда. Спасибо.

 —

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:


Только авторизированные на форуме пользователи могут оставлять комментарии